Добро пожаловать на KELMORA!


Игровая дата: лето 1246 г.п.к.

Их основная цель — защита народа и государства в целом. Мужчина это понимал. Он был готов к возможным ранениям и даже смерти...[продолжить]

Kelmora: End of the era

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kelmora: End of the era » Hot that even dragons burned » As I am [23.04.1238]


As I am [23.04.1238]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

AS I AM
Heather Dale – As I Am
https://i.imgur.com/CoJQu9w.gif https://i.imgur.com/qGpzf5S.gif
https://i.imgur.com/V5FTvGD.gif https://i.imgur.com/HdCyx9y.gif
Маред Домандред, Эйлинор Домандред, Майрин Таборвин.
23 апреля 1238 г.п.к.; Эйсгарт, Ардуейн, Королевский дворец.
Известие о внезапной помолке принца Кайрона, что так долго отвергал все попытки короля выгодно женить младшего сына, будто бы пожар охватило Эйсгарт и столица королевства конечно же стала эпицентром этого бедствия. Молодой принц привез невесту в столицу только вчера, а о ней уже ходит столько слухов, что многие, годами выстраивающие свою репутацию скандальных особ, могут лишь зло скрипеть зубами. Леди Майрин Таборвин - дочь мелкого лорда с самой границы, родившаяся в глухом Медвежьем лесу, а воспитанная, как многие слышали и вовсе в привечающем фиров Нордхейме. Доверия эта девушка не вызывает, как и уважения. И все же король одобряет выбор сына и помолвка состоится, а значит скоро она станет членом королевской семьи Эйсгарта. Таково решение принца и короля.

+6

2

–  Леди Майрин – такая же принцесса, как и ты? – Агата смешно, совсем по-отцовски наморщила нос, нахмурилась, прикрываясь от солнца ладошкой, попыталась поднять на мать глаза. Её детская ещё непосредственность соседствовала со взрослой уже серьёзностью, и Маред, не выдержав, улыбнулась, протянула руку, поправляя выбившуюся из простой причёски дочери прядку. – Или нам придётся подложить ей горошину, чтобы проверить, настоящая она принцесса или нет?
– Она будет принцессой, – ответила Маред, перекладывая золочёные пряди дочери и с трудом удерживаясь от смеха, – когда они с твоими дядей Кейроном поженятся.
Закончив, она в последний раз погладила Агату по макушке и отпустила от себя, присмотревшись теперь к миру вокруг. Замок украсили с изысканной простотой, соответствующей в представлении королевского церемониймейстера статусу прибывающей ко двору женщины – то ли нынешнему, то ли грядущему. Маред, не уточняя, попросила добавить ещё цветов, словно бы и заливающего всё вокруг солнечного света, и солоноватого ветра, и исходившего от земли и белого камня тепла не хватало для доказательства наступления в Эйсгарте весны. Леди Таборвин, конечно, всё это будет в новинку – что в Нордхейме, что на границе с ним зима забирала себе большую часть года, и настоящая весна там была кратковременна, что жизнь мотылька-однодневки. Моргнёшь – и словно не было ничего, и вот уже недолго припекает летнее солнце, а за ним подбираются осенние хмурь и слякоть. Так рассказывали о межсезонье Гаррет и книги, и у Маред не было причин им не верить.
«Может, она как раз из тех, кому по нраву зима и сумрак? – с некоторым запоздалым опасением подумала она, расправляя лепестки приунывшего в тени цветка. – Может, ей не по душе наша весна?» Кейрону следовало бы рассказать им больше о своей невесте, хотя бы написать, чтобы замок хоть на четверть соответствовал её вкусам и предпочтениям. Маред, не заметив, растёрла бледно-розовый лепесток между пальцами, и оказавшаяся поблизости служанка вовремя подала ей тонкий платок. Рассеянно поблагодарив её, Маред развернулась в сторону подходившей к замку дороги. Никто даже портрета этой леди Таборвин не видел, а словесные описания расходились и уже обросли множеством неправдоподобных деталей – говорили то о красавице, какой при дворе ещё и не видели, то почти о болотной сказочной ведьме. Для одних она была весела, любила праздники, любила саму жизнь; для других – несла в себе нордхеймский холод и угрюмость северной погоды. Маред не терпелось увидеть её, чтобы разбить все эти домыслы и самой для себя составить мнение о будущей родственнице. Леди Таборвин, словно специально, не торопилась.
– Девочки, – им следовало поговорить об этом накануне, но Маред не знала и не собиралась обсуждать кого-то, кого ещё не узнала лично, а с остальным они были знакомы. Она посмотрела на Эйлинор и за ней – на Агату; её дочери были разными, но кровь одного отца чувствовалась в них обеих. Маред оправила рукав Эйлинор, улыбнулась. – Будьте с леди Таборвин вежливы, но подождите со всем остальным до того, как мы поймём, что она за человек.
Её собственный отец дважды передумывал свои планы относительно её замужества. Семья леди Таборвин, разумеется, едва ли откажется от настолько выгодной партии, но вот Домандреды – могут. Маред вздохнула. Окружившие их фрейлины перешёптывались, задаваясь тем же вопросом – какая она, эта леди Таборвин? Многие из них ждали дикарку, почти что северянку из варварского края, приветливую с медведями и чародеями. Кто-то из них даже повелел слугам притащить к главным воротам медвежью шкуру, но Маред – не выяснившая ещё, кто именно был зачинщиком шутки, – вовремя развернула кухонных мальчишек обратно и повелела до вечера не казать оттуда носа. Она понимала, что многие в её штате чувствовали себя оскорбленными: принц Кейрон мог получить любую, а выбрал себе дочь мелкого лорда, ещё и прожившую столько лет у этих северян. «Уж не каннибалка ли она, в самом деле?» – спросил кто-то, но шутка затихла и так и умерла под строгим взглядом её высочества.
Наконец мир наполнился перезвоном и цокотом копыт. Маред обернулась в ту сторону, и все последовали её примеру. Экипаж леди Таборвин был невелик и по королевским меркам – скромен. Всё поменяется после их с Кейроном свадьбы, отстранённо подумала Маред, ей придётся привыкать, что всё теперь будет совсем по-другому, как когда-то пришлось и ей самой.
Слуги засуетились вокруг экипажа, заслоняя от взоров всех собравшихся столь долгожданную гостью. Казалось, её так и проведут в замок – окружённую ливрейной толпой, – но вот они рассыпались в разные стороны, и взгляд Маред сам собой скользнул от подобранного подола платья до светлой макушки Майрин.
– Леди Таборвин, – она приветственно протянула к ней обе руки, улыбаясь одной из дежурных своих улыбок, и шагнула вперёд. – Добро пожаловать ко двору, – Маред говорила, а взгляд её сам собой цеплялся за мелочи в образе гостьи. Первое – и самое важное, – никакой болотной ведьмой с бородавками и сединами она не была. – Надеюсь, после Нордхейма вам по нраву наша весна?
[AVA]https://i.gyazo.com/b230930783e91d87218da4075ccdc2de.jpg[/AVA]

Отредактировано Mared Domandred (14-04-2018 10:13:00)

+3

3

Майрин никогда не путешествовала по родному королевству столь долго. В юности самой дальней ее поездкой было посещение Нентхолла, все же прочие путешествия были гораздо северней границы Эйсгарта. Во время всех ее путешествий за окном ее кареты мелькали более менее одинаковые пейзажи - величественные древа Медвежьего леса, скупые на растительность пейзажи Нордхейма, пугающие неизвестными звуками и огнями тропки Темнолесья - все это было совершенно не похоже на то, что видела Майрин за последние две недели. Чем дальше экипаж Майрин и сопровождающих ее всадников продвигался вглубь Эйсгарта - тем больше фира не могла оторваться от созерцания открывающихся ей красот родной страны. Иногда она настолько сильно увлекалась, что даже забывала о конечной цели этого путешествия, хотя это забытье проходило очень быстро - стоило только натолкнуться взглядом на развевающийся над отрядом стяг.
На стоянках Таборвин то и дело старалась оказаться несколько в стороне от своих спутников и записать несколько строк в своей небольшом дневнике, где она собирала мысли и наблюдения еще будучи Принятой. Другие вечера она проводила за беседами с Кайроном. Мысль, что этот мужчина скоро станет ее супругом все еще пугала. Окончательно осознание того, что ее мужем станет не просто молодой лорд, беседы с которым вопреки множеству опасений столь захватывают Майрин, а самый что ни на есть настоящей принц ее родного государства - настигло ее лишь спустя пару дней после выезда из Гериса. Майрин, хоть и не была юной девой неожиданно вспомнила все те чувства, что одолевали ее во время первой, столь давно оставшейся в прошлом, помолвки. Она все чаще смущалась в присутствии Кайрона и иногда теряла нить разговора, замечая на себе оценивающие взгляды его воинов. Чародейке предстояло оставить большую часть своей жизни позади и стать совершенно новым человеком. Ей стоило вспомнить как ведет себя не гордая, привыкшая к уважению фира, а самая обычная девушка - леди не самого знатного рода, которую возжелал взять в жены один из самых влиятельных и завидных женихов королевства. Как бы вела себя Майрин будь ей действительно чуть больше двадцати и извести ее отец, что она будет выдана замуж за принца Дамондреда? Уж точно стоит забыть о излишней уверенности в своих силах. Но самое главное чего страшилась Майрин независимо от того было ли ей двадцать или действительно больше сорока - это королевский двор. Хоть фамилия девушки и была весьма древней, хоть ее род и принадлежал к знатным - никогда она не мечтала стать одной из тех, имена которых остаются в королевских хрониках. Она была немного знакома с королевской семьей Нордхейма, но они казались ей в какой-то мере не столь уж отличающимися от нее самой - все члены королевсткого рода северных соседей прошли ту же школу и то же обучение, что и она сама. Их жизнь может и была отлична от жизни обычной чародейки, но все же в чем-то они были похожи - они чувствовали жизнь через те же потоки, что и Майрин. Королевская семья Эйсгарта была совершенно иной. В ее родной стране таких как она не любила и будучи Принятой и Посвященной Майрин слышала много страшных историй о том, что творили с ее народом короли срединных земель в прошлом. Страх, что она не сможет скрыть свой дар и подведет не только себя, но так же и свою семью и Верховную - пугал Майрин до холода в кончиках пальцев. Страх, что неминуемые проверки и уколы от придворных, для которых она была не более чем провинциальной дурочкой. что нежданно взлетела столь высоко сможет пробить ее броню тоже плескался в самом сердце. На последней стоянкой перед тем, как они должны были прибыть в Ардуейн и Белый замок, Майрин открыла свои страхи Кайрону и те несколько советов, что дал ей принц может и не полностью вернули ей спокойствия, но все же подарили уверенность.
Когда ее экипаж оказался на улицах города, Майрин, вопреки своему желанию практически ничего не смогла рассмотреть. Плотное кольцо стражников в цветах королевского дома окружило ее карету и не позволяло желающим поглазеть на невесту принца приблизиться, а вместе с тем и самой невесте рассмотреть город и людей. В одной части города она слышала, как кто-то в толпу крикнул о том, что девица-то небось слишком страшна от того ее и прячут. Какая-то женщина, пробившаяся к одному из стражников обвинила, что Майрин ведьма, а принц-то заколдован - все об этом знают. Ее заставила замолчать толпа раньше, чем это успел сделать стражник. На другой улице под копыта лошадей кто-то кинул букет первых весенних цветов, а на следующей перезрелых овощей. В конце концов Майрин была вынуждена задернуть невесомую занавеску  и наложить на себя нехитрое плетение, которое позволяло ей не слышать чужих разговоров. Прикрыв глаза леди Таборвин постаралась успокоиться и подготовить себя к предстоящей встрече с членами королевской семьи. Кайрон уехал вперед, но она знала, что первыми ее встречать будет не он. Ее визит к королю состоится лишь после того, как леди отдохнет с дороги и с женихом она увидится лишь там.
Когда карета остановилась, Майрин скинула с себя плетение и лишь после пары глубоких вздохов решилась открыть глаза. Взгляд выделенной ей в сопровождающие пожилой леди был слегка насмешлив, но все же не лишен сочувствия. Майрин несколько мгновений удерживала взгляд блеклых серых глаз спутницы и лишь когда та отвела глаза, решилась покинуть карету.
Взгляды. Множество любопытных, недружелюбных, скучающих и насмешливых взглядов впились в нее в то же мгновение, как девушка сделала первый шаг на приставленные ступеньки. Она еще не успела отпустить подол темно-синей юбки, который придерживала, а по двору уже побежала юркая лента обсуждений. Майрин была не слишком готова к этому, но все же смогла удержать маску спокойствия и уверенности на лице.
- Ваше Высочество, - Майрин приседает в безукоризненном реверансе перед принцессой Маред, а поднимаясь отвечает ей ответной улыбкой. Она понимает, что улыбка этой девушки значит столь же мало, как и ее собственная - лишь дань приличиям и положению.
-Весна в Эйсгарте не идет ни в какое сравнение с нордхеймской. За время путешествия из родных земель я смогла еще раз убедиться, что нет на Кельморе края прекрасней, нежели наш с вами родной Эйсгарт, - Майрин не повышает голоса, но знает, что ее слышит каждый из собравшихся здесь. Еще долго каждое ее слово будет ловиться и обсуждаться.
-Принцесса Эйлинор, принцесса Агата, рада нашему знакомству, - Майрин вновь опускается в реверансе перед дочерьми Маред, с теплотой на сердце чувствуя искренне и неприкрытое еще въевшимися правилами этикета любопытство девочек. - Надеюсь однажды мы с вами станем добрыми друзьями.

+1


Вы здесь » Kelmora: End of the era » Hot that even dragons burned » As I am [23.04.1238]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC