Добро пожаловать на KELMORA!


Игровая дата: лето 1246 г.п.к.

Их основная цель — защита народа и государства в целом. Мужчина это понимал. Он был готов к возможным ранениям и даже смерти...[продолжить]

Kelmora: End of the era

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kelmora: End of the era » Неактуальные эпизоды » Истина не оставляет выбора. [12.11.1243]


Истина не оставляет выбора. [12.11.1243]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ИСТИНА НЕ ОСТАВЛЯЕТ ВЫБОРА
tarbox ramblers – ashes to ashes
https://images2.imgbox.com/91/0e/4kCv4r6F_o.gif https://images2.imgbox.com/79/3d/6XkVbvMt_o.gif
Кайруин Фолант, Орвийн
12.11.1243; хижина оракула, близ Акранеса.
Я не буду вещать прогнозы на завтрашний день, я проведу тебя дорой прошлого через извилистое теперешнее и скажу, что ждёт тебя за непроходимой рощей сомнений.

Отредактировано Orwyin (16-04-2018 14:53:02)

+2

2

Кайруин стоял на палубе большого, груженого провиантом и некоторыми товарами роскоши, корабля, отплывающего из порта столицы Нордхейма. Там он оставил вновь приобретенную кузину, которая изменилась столь сильно, что он вполне мог бы и не узнать её — окружающий мир оказался слишком скоротечен, а изменения в нём были глобальны, особенно для фира, жизнь которого текла слишком медленно, а изменения в его облике вторили сторицей в изменения его жизни — ничего не менялось и он был так же молод на лицо, как и двадцать лет назад, жизнь будто бы остановила своё ход в нём, и это было удобно, более чем комфортно и достаточно для Кайруина Фоланта. Только вот одно, чужое, решение вновь запустило его жизнь по новой, и нельзя было сказать, что ему это не нравилось. Да, Кай, пожалуй, даже наслаждался северным ветром, треплющем его отросшие волосы, ветром, что пробирал острыми иголками холода под меховые одежды, что он приобрел в Рингевальде. А сейчас его путь лежал на Ильдинг, к суровому северному народу, к уже ставшему известным на всю страну оракулу. Зачем он направлялся к нему? Какие цели преследовал? Да он и сам не знал, но услышав об Оракуле не мог проигнорировать это знание и в конце концов вот он, плывёт на торговом корабле на север, на настоящий Север — в Логар.
Капитан корабля не взял с него денег, лишь попросил магической защиты в течении всего путешествия, а путешествие было не близкое. Капитан, Ульф, предполагал, что они будут плыть около десяти дней — море было неспокойным в это время года, а ветра непредсказуемыми, а потому их путь лежал ближе к берегам, и команда не решалась плыть напрямую, предпочитая идти через Зимнюю гавань, вместо того, чтобы напрямую пересечь Жемчужное море. Кай не спорил, он вовсе мало что знал о судоходстве, а за свой проезд отплатил сторицей команде — несколько случаев сильной простуды были вылечены им и к концу путешествия Ульф считал его чуть ли не лучшим другом и звал фира обратно на борт, когда через пять дней они будут отплывать обратно в столицу. Фолант не был уверен, что успеет, да и не думал он пока куда именно двинется, в Рингевальде ему делать более было не чего, а потому ничего так и не пообещав капитану, Кай провёл ночь в местной гостинице, прошёлся по городу перед сном, но так и не испытал своих прежних восторженных чувств к этому месту. На утро фир двинулся дальше — его ждал долгий путь в Акранес, город в котором он прежде никогда не бывал, но слышал о котором слишком много.
Лошади у него не было, а потому путешествие в Акранес растянулось на пять дней, за это время Кай был полностью сосредоточен на своих мыслях и анализе произошедшего за последний месяц. Вся его прежняя жизнь перевернулась и вот он теперь один, на самом севере материка, среди людей столь не похожих на него, среди холода, от которого он уже давно отвык, живя долгие годы в Агре. Будучи он простым человеком, то наверняка бы схватил горячку, ведь снег уже ровным покровом лежал в этих краях, а температура воздуха была слишком непривычная для жителя Юга. Несколько раз ему везло, он находил местных жителей, которые могли предоставить ему кров на ночь, взамен на какие-то магические услуги или просьбы вылечить родственника или ребенка. Под конец своего путешествия, Кая подобрал мужчина на повозке, везший какие-то товары в Арканес, так фир и добрался до пункта своего назначения. Попутчик дал ему точные указания, где живёт Оракул, однако сам высказался о нём не очень то и лестно. В прочем это было не так важно.
Хижина Оракула оказалась на окраине Акранеса, по дороге фр встретил парочку молоденьких девушек, которые разительно отличались от тех, что он видел прежде — юные девы-воительницы, не иначе, они то и указали нужное направление. А когда Фолант подошёл к хижине, его встретила молодая женщина, столь неуместно вписывающаяся в местный пейзаж и среди людей, которые были совсем на неё не похожи. Она не была красавицей и если говорить честно, то скорее вызывала жалость в сердце фира, однако он улыбнулся и спросил про Оракула. Она представилась его женой и обещала провести его к Орвийну, однако за это просила что-то взамен. У Кайруина были деньги, однако он произнёс следующее.
У меня есть деньги, если это подойдёт. Или я, будучи фиром, могу помочь с делами магического толка. — Он стоял несколько растерянным, рядом с женщиной, которая казалась была выше него. Фир замолчал, не зная что ещё сказать, он вовсе не любил говорить с незнакомцами, а эта женщина буквально сверлила его своим хитрым и оценивающим взглядом. Она ему не понравилась, а может и вовсе была неприятна.

Отредактировано Caerwyn Folant (17-04-2018 23:16:42)

+1

3

Игерда была намного милее и добрее, чем могла показаться на первый взгляд. Но это только по акранесским меркам. Здесь порой даже обыкновенное приветствие могло считаться весьма смелым выражением симпатии. Северный люд был настолько далёк от хороших манер, как трижды умножение расстояние между Акранесом и Агрой. Им не было дела до своего ближнего. Поэтому сухо брошенные слова Игерды  звучали почти как кунацкое предложение быть её гостем. Она сразу заметила, что загорелый парень проделал долгий и нелегкий путь в самые крайние земли Келморы, поэтому она предположила, что чернявый имел достаточно монет, чтобы позволить подобное путешествие и оплатить услуги оракула. Но услышав о том, что их гость был ещё и чародеем, она немного поежилась, скрыв свои белоснежные зубы за обветренными губами. Её физиономия едва заметно исказилась. Игерда была в явном замешательстве. Ей ещё не приходилось впускать эдаких чудаков в свою хату. Неизвестно, что он мог вытворить, услыхав недоброе предсказание. Нужно было предупредить Орвийна о сущности посетителя. Посему она откланялась и поспешила в хижину, а затем и на задний двор.
Оракул сидел на перекошенном массивном стуле словно на троне в окружении горящих факелов и, казалось бы, уже догадывался о том, что собиралась спросить у него женщина. Он поднял глаза, будто узрел её, но на самом деле Орвийн не видел ничего кроме тьмы и ярких вспышек, которые он привык назвать «рунами судьбы».
Северный мужлан был одет бедно, но многослойно, как и подобает жителю Нордхейма, в то время как Игерда была укутана лишь в шерстяную шаль поверх рубахи. Не удивительно, ведь в ней было что-то и без того согревающее. Она словно летний солнцепёк заставляла таить ледники одном своим присутствием и обжигала плоть, стоило её только коснуться.
Там чародей... – сквозь зубы прошипела женщина. Гнать его надо, но одним Высшим Силам известно, что он может сделать, не дай я ему благо на встречу с тобой, мой Орвийн. Игреда присела перед слепым на корточки и положила голову ему на колени. Она знала, что оракул ненавидел говорить с пустотой, поэтому северянка постоянно притрагивалась к нему во время беседы.
Но что если вещаешь ты ему страшную беду? Игреда не понимала, что теряется в глупостях, которые совершенно не тревожили оракула. Его пальцы скользнули по рыжей гриве, переплелись с волосам на затылке и не больно дернули назад, чтобы женщина взглянула вверх и узрела его лицо.
Орвийн был спокоен. Небесная синева в его глазах не выражала ничего кроме безразличия к предоставленным ему аргументам. Слепому не знаком был страх помимо того, который он испытал впервые осознав, что навеки потерял свою зоркость, став непригодным и немощным калекой.
– Проси войти. Отогрей, а затем пусти ко мне. – Орвийн был немногословен, но говорил всегда по делу.
Женщине ничего не оставалось, как повиноваться. Вернувшись к гостю, она склонила голову и одним жестом пригласила его внутрь хижины, где что-то булькало и посвистывало. В помещении было темно и сыро. Здесь не было ни окошка, ни свечей. Единственным источником света было слабенькое огнице в сооружении похожем на печку. Немного повозившись над маленьким котлом, Игреда подала южанину горячий напиток в деревянной кружке.
– Пейте, чародеюшка. Глегг вас согреет и подготовит к тому, что услышите. –
От напитка шёл пахнущий лесными ягодами и хвойными растениями дымок. Надышавшись ним можно было смело идти хоть на войну, хоть на свидание с долей, ибо в питье было не меньше семидесяти градусов храбрости. .
Послышался пронизывающий тело мурашками скрип. Дверь распахнулась, впустив внутрь порыв завывающего ветра. На дворе стемнело и стало порошить мелким снегом. Игерде не пришлось выводить фира к оракулу, тот сам их нашёл
– Орвийн! – встревоженно воскликнула Игерда. Наверное, она хотела сказать намного больше, но не при гостях.
Слепой захлопнул за собой дверь орешниковым посохом и стряхнул белый слой мокрого снега с бороды.
В полутьме оракул выглядел устрашающе. Лысая покрытая голубой сетью неведомых символов и узоров  голова казалась нечеловеческой, широкие плечи выглядели ещё массивнее под тяжелыми шкурами диких животных, а палка в его руке, казалось, весела не меньше двухсот фунтов. Он был воистину «великим» человеком.
Игерда бросилась к слепому, дабы подставить своё плечо, но тот оттолкнул её и ступил вперёд.
– Откуда ты? – прохрипел мужчина, указывая посохом туда, где сидел загорелый странник. Он слышал как участилось что-то дыхание в дальнем углу хижины. – Что тебя сюда привело? –
Орвийн был простаком без титула и светских манер. Его не волновало был липеред ним лорд или царь, обычный крестьянин или богослужитель? Он был проще и приземленнее многих жителей Акранеса, но не глупее.
– Успокойся Игреда. Сходи за хворостом. Чую, пламя догорает, а нам ещё ночевать с ним. –

Отредактировано Orwyin (18-04-2018 23:45:07)

+2

4

Проплыв, пройдя и проехав сотни миль, чего же ждал Кайруин в этом месте, где прежде никогда не был? Как он представлял себе самого Оракула и место его жизни? Думал ли он, что здесь будет кто-то ещё, помимо слепого воина, который по мнению некоторых был истинным провидцем, в равной степени как по мнению остальных — наглым шарлатаном. Сам же Фолант ещё не решил для себя, кто этот Оракул, но от чего то проделала столь огромный путь, что даже прибыв сюда не знал, прав он был или это лишь спонтанное решение, о котором он пожалеет. С другой стороны, от чего он должен жалеть? Его жизнь длинна и один месяц это не так уж и много.
Кай не знал, что ему говорить, что ему предложить Оракулу и вовсе как ему вести себя. Он предложил деньги, ведь наверно именно на это они и живут? С другой стороны кому-то деньги не столь важны, как магическая помощь, это понял Кай, пока жил на Юге, где порой отыскать чистый источник воды куда важней всего богатства и драгоценностей иссушенной солнцем Агры. Так и на Илидинге быть может им нужно что-то большее, чем просто монеты. Кай ничего не знал толком об этом месте и об этих людях, единственное как и вся Кельмора, Кайруин знал что именно здесь живут самые суровые войны. Но думать о том с кем они воюют, Фоланту не хотелось — не важно, что он давно сбежал из родного королевства, он всё так же верил в Единого и в его догмы.
Однако женщина изменилась в лице, когда он сказал о магии. Быть может здесь, в Акранесе они так же не любят фиров, как это делается в Срединных землях? Кай этого не знал и с напряжением ожидал реакцию женщины, которая с каждой минутой всё больше и больше вызывала в нём неприязнь — её рост, лицо, манеры и слова. В конце концов она сказала ему подождать здесь, а сама скрылась в хижине. Кай остался в совершенной тишине, которая бывает лишь близ леса, все звуки будто бы исчезли, снег поглотил их и вот он стоит один, под темнеющим северным небом. Чувство сродни первобытного страха потихоньку проникают в его душу, хотя он ведь фир, неужели он может бояться? Но это было так.
Сколько он так простоял? Небо темнело слишком быстро, а тишина крала время. Когда женщина вновь показалась перед ним, то молчаливо пригласила войти в хижину, выглядела она не очень приветливо, в прочем точно так же как и все жители деревни до этого момента, с которыми успел пересечься Кай по пути к Оракулу. Он вошёл в хижину, столько маленькую и убогую, что нельзя было поверить, что живущий здесь может предсказывать будущее. Когда глаза фира привыкли к темноте помещения, а хозяйка что-то протянула ему в руке, Фолант сел на указанное ему место за столом, столько бедным как и всё, что было в этом месте. Кай молча сглотнул, почувствовал запах алкоголя в кружке — он давно не пил ничего, крепче южного вина, которое пилось так легко и приятно, что не оставляло после себя ни послевкусия, ни головной боли. То, что дала ему женщина, глёгг, пах так, что на завтра он будет мучиться головной болью, если выпьет всё предложенное. В конце концов фир делает глоток, понимая, что был совершенно прав — нёбо обжигает крепким, и далеко не самым лучшим, алкоголем и от отставляет кружку на стол. Когда он это сделал, дверь скрипнула и впустила хозяина дома. Оракул, а это был наверняка он, выглядел именно так, как ему рассказывали — будучи ещё молодым, он выглядел слишком древним для своих лет, кожа испещрённая замысловатыми узорами напоминающими что-то древнее и запретное, огромное тело мужчины было завернуто в меха, которые делали его похожим на медведя, которых Кай видел в детстве. Но самое пугающее, это взгляд Оракула — одновременно не видящий и всё знающий. Кай поёжился, почувствовав себя ещё более неуютно в этом месте.
Из Агры, — ответил фир, его сердце стало биться чуть быстрей от волнения и ударившего в голову напитка. Но что же привело его сюда? — Я... — он правда не знал, что ответить Оракулу. Зачем он пришёл сюда, Кай и сам толком этого не знал, его вело сюда то ли некое чувство, то ли предчувствие, то ли Единый указал ему дорогу в эту хижину.
Кайруин молчал до тех самых пор, пока хозяйка не покинула хижину, отправившись за хворостом. И только после этого он решился заговорить вновь, — я пришёл сюда, потому что мне казалось, что должен. — На этом он замолчал, не зная, что ещё сказать пугавшему его Оракулу.

+2


Вы здесь » Kelmora: End of the era » Неактуальные эпизоды » Истина не оставляет выбора. [12.11.1243]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC