Добро пожаловать на KELMORA!


Игровая дата: лето 1246 г.п.к.

Их основная цель — защита народа и государства в целом. Мужчина это понимал. Он был готов к возможным ранениям и даже смерти...[продолжить]

Kelmora: End of the era

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kelmora: End of the era » Hot that even dragons burned » в ненасытном желудке морей и в чертогах у скал [13.12.1215]


в ненасытном желудке морей и в чертогах у скал [13.12.1215]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

В НЕНАСЫТНОМ ЖЕЛУДКЕ МОРЕЙ И В ЧЕРТОГАХ У СКАЛ
Мельница – Список кораблей
https://i.imgur.com/4BBxRzj.png
Francard Landgrim & Gerta
13.12.1215 и несколько дней позже; Синдар.
Судьбоносное кораблекрушение и все, что за ним последовало.


[NIC]Francard Landgrim[/NIC]

+7

2

Последним, что помнил Фрэнк были крики о помощи. Кажется, кричал капитан корабля, которого нанял отец. Кричал ли он, когда пираты взяли их на абордаж? Или закричал потом, когда судно начало нести на скалы? Кричал ли сам Фрэнк? Нет, кажется, нет. Голова раскалывалась, а дневной свет слепил глаза, хотя погода на той части суши, где он оказался, была далеко не солнечной. Сейчас, придя в себя после крушения корабля, везшего в своих трюмах ценный груз, на который и покусились морские разбойники, фир с трудом понимал, где он, смутно помнил, что произошло, и совершенно точно не знал, что делать дальше. Постараться встать на ноги и осмотреться – первое, что пришло в голову, гудящую явно не от одного и не двух столкновений черепной коробки с чем-то твердым – палубой корабля ли или прибрежными скалами уже было не установить, разве что изучив раны, но если таковые и были, Фрэнк пока не спешил их на себе искать. По милости богов все кости Ландгрима были целы, хотя стоять прямо на своих двоих было сложно – приходилось опираться о часть скалы, что была обнажена отливом, но была ужасно скользкой и обещала вот-вот уронить фира лицом в песок. Тем не менее, превозмогая боль и жуткий дискомфорт, мужчина наконец смог окинуть взглядом тот клочок земли, который спас его от неминуемой гибели в морской пучине. И то, что он увидел, его совершенно не обрадовало. Обломки корабля (кораблей? – затонуло ли пиратское судно вместе с ними или же спаслось, явно давая их кораблю фору в быстроте и маневренности?) лежали по всему берегу, и как бы Фрэнк ни силился, но с того места, где он сейчас с большим трудом стоял, он никак не мог рассмотреть есть ли под обломками люди и есть ли хоть кто-то из команды поблизости. Интуитивно потянувшись к потокам, чтобы помочь себе чуть лучше видеть, фир наконец смог четко сформулировать ту беспокойную мысль, что зудела в его и без того гудящей голове – он не чувствовал нитей. Как бы он ни старался, плетения не выходило – даже самого простого и элементарного, какие изучают самыми первыми по прибытии на Лианфир. Конечно, дело в стрессовой ситуации, пошатнувшемся здоровье и физической изможденности – безусловно, именно это служило причиной отсутствия магии, причин беспокоиться по этому поводу нет. Сейчас есть дела поважнее, так уверял себя Фрэнк, пока с трудом пытался продвинуться в сторону того, что некогда было кораблем – необходимо было убедиться, что хоть кто-то из команды выжил. Должен был выжить. Не мог же Ландгрим оказаться здесь совсем один, на этом странном, необжитом куске суши, который совершенно не был знаком фиру. К сожалению на тот момент, когда на корабль напали пираты, Фрэнк не особо следил за тем курсом, что они держали – время теряло всякое значение для мужчины, когда ему приходилось путешествовать морем, так что они вполне могли не так давно отплыть из Нордхейма или же уже приближаться к месту своего назначения. Но ни те, ни те земли не были похожи на ту, по которой сейчас ступали ноги фира. Было в этом месте что-то отталкивающее, неприятное, вызывающее беспокойство, но из-за текущего своего состояния Фрэнк не мог точно определить, что именно его так волновало. Кроме кораблекрушения. И временной потери магии. И того факта, что он еще не увидел ни одного члена команды его корабля. Каждый раз, когда фиру казалось, что он заметил человека, при приближении оказывалось, что это лишь тряпки, бочки или и вовсе поросшие мхом камни – это место словно играло с разумом мужчины злые шутки, но Фрэнк не спешил сдаваться. Он не знал точно, сколько времени потратил на поиски, учитывая насколько он был сейчас медленным и как часто ему нужно было делать передышки, чтобы восстановить силы, но был уверен, что не мало. Он хотел ориентироваться по солнцу, но небо было серым и точно сказать, утро сейчас, день или начало вечера было практически невозможно – по крайней мере в том состоянии, в котором Фрэнк находился, ему это было не под силу. Тем не менее он верил, что сколько бы часов или минут он ни потратил на поиски выживших, рано или поздно его старания обернутся успехом. Не могли же все просто взять и исчезнуть – мысли о том, что команда могла утонуть и не добраться до берега или же их тела могло унести отливом в море, Ландгрим старательно игнорировал. Он не мог остаться здесь один. Он отказывался это принимать. К тому же в нескольких метрах впереди он увидел человеческий силуэт – пошатывающийся, нетвердо стоящий на ногах, но силуэт, который явно принадлежал человеку! Фрэнк был готов поспорить на все отцовское состояние, что в этот раз ему не мерещится, что он действительно нашел людей. Как минимум одного. С трудом поднявшись, фир двинулся в направлении незнакомца, и чем ближе к нему подходил, тем больше убеждался в том, что это не обман зрения и не галлюцинация.
– Эй, парень! – окликнул человека Фрэнк, когда запоздало сообразил, что длина волос и изящность фигуры, пусть и напоминали мальчишескую, но принадлежали явно не мужчине. Второй мыслью было осознание того, что на его корабле женщин не было. Может, девушку взяли в заложники пираты и везли с собой, чтобы продать какому-нибудь работорговцу?
– Простите мою глупость, мисс, - поспешил исправиться фир, когда женщина обернулась на его голос. Нет, она не была пленницей. Она была пираткой. Возможно что-то в ее взгляде сказало Фрэнку, что такую женщину никто не смог бы взять в плен, а может он вспомнил, как видел ее нападающей на кого-то из команды своего корабля, но факт оставался фактом – Ландгрим был уверен, что перед ним одна из морских разбойниц. Хоть он и не видел больше никого, кроме нее, оставался шанс, что ее команда выжила (или хотя бы кто-то из нее), и тогда Фрэнк окажется в меньшинстве. И вот тогда у Ландгрима действительно будут проблемы.

+3

3

Голова гудела.
Сначала Герта не могла разобрать, где она, собственно находится и что это за место. Едва разлепив глаза, она стала всматриваться в серое, совершенно обезличенное небо и от незнакомой картины по коже побежали мурашки. Фира ощущала беспокойство.
Она не сразу поднялась на ноги. Более того, она совершенно не торопилась это делать, так как все еще не представляла где она находится, и кто ее окружает. Вдруг, кругом одни неприятели и лишними телодвижениями она привлечет чужое внимание? Нет, Герте определенно этого не хотелось. Единственное, чего ей хотелось так это понять, что произошло, как она тут очутилась и как докатилась до жизни такой. Ну и как отсюда выбраться, конечно. Вдруг кто-то из ее команды бродит где-то неподалеку и в состоянии что-то ей объяснить.
Последнее, что она помнила из всего, что произошло, это была буря. Огромные лавины воды, бушующие волны…. Пожалуй, такого шторма она не видела за все годы, что выходила в море, а это весьма приличный срок. Так что же случилось?
Герта не очень хотела напрягать свою память и заставлять мозги свариться вкрутую. Сейчас она, вроде как, была жива и невредима, серьезных увечий не получила и точно не истекает кровью. Слабые, едва заметные движения пальцами ног и рук позволили женщине в этом убедиться и если честно, впервые с момента пробуждения она почувствовала некоторую долю облегчения. Жива, здорова и не привязана к чему-то или кому-то. И на том спасибо.
Но смутное беспокойство все равно никак не хотело покидать чародейку. Слабые импульсы пробегали по телу, закрадывались под одежду, проникали под кожу туда, где прятались самые потаенные страхи и заботы женщины, и это было для Герты совершенно необычным ощущением. Она никогда не чувствовала себя настолько дискомфортно просто без какой-либо причины.
Зажмурив глаза на какое-то время, она попыталась прислушаться к собственным инстинктам, попыталась успокоиться, мысленно прикоснувшись к нитям, нарисовать в голове привычный узор, который всегда отвлекал ее от мрачных мыслей, но бесполезно. Магия, как будто заснула в ней, исчезло привычное покалывание в пальцах, тяжелый узел не образовался где-то в уровне желудка и все призывы чародейки остались попросту без ответа.
А вот это, пожалуй, было пугающе и совершенно необычно.
Герта резко приняла сидячее положение, о чем практически сразу пожалела. Ощущение, будто из нее выбили весь дух, никуда не уходило и от того, что она увидела, стало только хуже. Смутные образы, составленные ею из чужих рассказов, заставили ее напрягать собственные извилины, чтобы убедиться, что услышанное ею не плод ее воображения и результаты брожения в желудке морской воды, которой она прилично наглоталась за это время.
Кажется, об этом месте она слышала не раз и не два.
Название этого острова вызывало у особенно впечатлительных моряков невольный трепет. Некоторые даже боялись произносить его вслух, полагая, что это привлечет внимание острова, а значит – заманит несчастного на свой берег и никогда не вернет на сам материк. Загадочный Синдар всех их поглотит.
Сама Герта, конечно, слышала много разных историй, где-то местами посмеивалась, где-то откровенно глумилась, а где-то качала головой, поражаясь богатым воображением очередного собутыльника, чье имя она благополучно забыла в ту самую минуту, как его услышала.
Много разных историй слышала Герта о Синдаре.
Поэтому и сейчас, не особенно доверяя своей интуиции, не особенно доверяя фактам и увиденной собственными глазами картине, женщина все же решила, что должна самостоятельно во всем разобраться, должна проверить свои подозрения, а это значит, она должна подняться на две ноги и оглядеться. Вдруг это просто неприветливый берег Нордхейма или таинственный укромный уголок Лианфира. Ну не могло же ее отнести так далеко морем без видимых потерь?
Привычным жестом стряхнув налипший на одежду песок (не так то уж его и много на этом каменистом берегу Синдара), Герта огляделась по сторонам, но кроме обломков мачты, какой-то рухляди из трюмов и остатков парусов ничего не заметила.
Абсолютно.
Впрочем, и людей, живых людей, чародейка тоже не наблюдала. И что, спрашивается, ей теперь делать?
В задумчивости она провела некоторое время. Определить сколько именно минут, часов или даже дней она простояла на месте, вглядываясь в линию горизонта, пиратка затруднялась. Ее разум беспокоило множество мыслей и все они были бесплотными, нечеткими и безличными. Будто разум Герты работал вполсилы, а быть может даже меньше. Возможно, поэтому погруженная в собственные мысли женщина не сразу поняла, что к ней кто-то обращается. Такое иногда случается, звуковые галлюцинации были распространённой при кораблекрушении вещью, поэтому, чародейка и не удивилась бы тому факту, что она уже успела сойти сума и слышит чьи-то голоса.
Но все же обернулась.
От того, что вместо неясного силуэта или просто пустоты она увидела вполне реальную фигуру, Герта потеряла дар речи. Человек, что стоял перед ней был ей совершенно незнаком, и на секунду она даже подумала, что это какой-то местный житель, который решил прогуляться по берегу, или, возвращаясь с рыбалки, но почти сразу Рыбачка перестала тешить себя подобной надеждой. Помятая и огрубевшая от морской соли одежда говорила сама за себя. Этот мужчина был из той самой команды, которую они взяли на абордаж и захватили.
Герта быстро прикинула в голове свои шансы на спасение и быстро огляделась по сторонам в надежде, что из-за обломков корабля или той скалы, что находится чуть правее, не выпрыгнет член команды этого бугая и не размозжит ей череп, как и всем ее товарищам, которые, вероятно, попались им на пути.
– Хм, – только и произнесла женщина, поспешно облизнув губы. Она не знала, сколько времени провела в молчании, но прекрасно понимала, что от соли голос к ней не сразу вернется, а ей, вроде как, следует быть осторожнее и вызывать у этого человека энное опасение.
Потянувшись к поясу, Герта хотела обхватить рукоять ее кинжала, или какого-либо оружия, но поняла, что видимо большую часть из него растеряла еще во время шторма, а это значит, что действовать придется ловкостью и пронырливостью, на которую, возможно, женщина пока была неспособна.
– Смотрю ты не очень внимательный парень, верно? – она сделала небольшой шаг назад, чтобы увеличить между ними расстояние. Она уже успела отметить, что оружия при себе у мужчины нет, а это значит, что их шансы хоть немного, но сравнялись, хотя фигура этого человека внушала невольный трепет. Он был в разы мощнее и выше самой Герты, да и вширь раздавался гораздо сильнее ее. – Не в состоянии отличить бабу от мужика? – слегка склонив голову вбок, она сделала еще один шаг к отступлению. Если его люди вдруг внезапно все же выскользнут, то она без боя не сдастся. Заприметив краем глаза весьма увесистую доску, она решила двигаться в ее сторону, добавляя себе хоть немного шанса на выживание и спасение собственной шкуры.
Тряхнув волосами, она даже позволила себе усмешку и сделала еще один шаг. Пока этот олух раздумывал над ее вопросами, она практически подобралась к желаемому объекту, осталось протянуть руку, крепко ухватиться и заехать по этой голове со всей силы, на которую она способна.
Подобного варианта ведь этот парень явно от нее не ожидал?

+1


Вы здесь » Kelmora: End of the era » Hot that even dragons burned » в ненасытном желудке морей и в чертогах у скал [13.12.1215]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC