Добро пожаловать на KELMORA!


Игровая дата: лето 1246 г.п.к.

Ерлингур не сумел сдержать удивления, когда наконец-то понял, что это... в смысле, этот человек, и является тем великим ярлом Ингваром...[продолжить]

Kelmora: End of the era

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kelmora: End of the era » The flames that shot so high » Золотая клетка [06.06.1246]


Золотая клетка [06.06.1246]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://i.imgur.com/LYp9ZNR.png
Маред Домандред, Майрин Домандред, Эйлинор Веларион

    Пока ситуация остается невыясненной, всех особ королевской крови стараются держать под надежной охраной. Принцесса Майрин высказывает желание оказаться поближе к королеве и ее дочерям. Простое ли это желание женщины не оставаться в трудную минуту одной или же принцесса больше обеспокоена покоем королевы и ее дитя - вопрос на который невозможно найти однозначный ответ. В какой-то момент женщины слышат непонятный шум за дверьми. Стражники, что охраняли их покои - оказываются без сознания, но никого постороннего в коридоре не видно.

Задача квеста: Королеве и принцессам необходимо принять решение о своих дальнейших действиях - останутся ли они в больше не охраняемых покоях или же рискнут покинуть их и постараться добраться до короля, чтобы сообщить ему о случившимся.

+2

2

С самого момента возвращения из храма Маред не могла унять беспокойства и утонуть в том ворохе подушек, что проворно натащили для неё служанки. Они, верно, весь Белый замок ограбили ради неё одной, а она нервно ходила из стороны в сторону, заламывала руки, вспоминала тексты молитв и тут же их забывала. Изредка её полный совестливой печали взгляд обращался в сторону Майрин – это её муж отправился в неизвестность, пока все они прятались за стенами самого защищённого города Эйсгарта, и это её следовало сейчас поддерживать и оберегать. Но «принц Кейрон – хороший воин, он уже к рассвету будет с нами», произнесённое с десяток раз, выцвело и звучало всё неувереннее с каждым мгновением, а большего никто сказать и не мог.
– Следует отправить кого-нибудь на помощь выжившим, – она всё-таки опустилась на краешек своего царства подушек, но осторожно, с готовностью в любой момент подорваться с места, и обняла ладонями свой округлившийся живот. Будут ли там выжившие? Маред охнула, но то лишь шевельнулся внутри ребёнок, напоминая о себе и о том, что вперёд всего ей следует успокоиться. – Кого-нибудь кроме… солдат, – уже тише добавила Маред.
Её увели из храма быстрее, чем она успела сегодня хоть что-то сделать – предотвратить панику и остановить давку, – и это было правильно, но теперь это тревожило её, как тревожил море восточный ветер. Маред предпочла бы сейчас хоть чем-то заняться, а не сидеть здесь в запертых и со всех сторон окружённых покоях, словно они узницы. И пусть даже сейчас здесь были обе её дочери – не о таком семейном единении она молила Единого, не в час беды хотела собрать их всех под одной крышей.
Маред подманила к себе племянницу, обняла ту, погладила по светлой макушке. Большего сделать для Майрин она не могла, только лишь помочь ей с близнецами и позволить помыслить о своём. Видела ли она себя в роли вдовы сейчас? Или верно ждала мужа со щитом, не на щите? Маред оборвала эту мысль, как сорный цветок, не позволила ей прорасти дальше. Принц Кейрон вернётся, и пусть весь Эйсгарт увидит, что Домандреды защищают свою землю и свой народ.
В мысли её, готовые сложиться в молитву, ворвался сторонний шум, и Маред, подобравшись на месте, крепче обхватила Лилейн, внимательно обвела взглядом присутствующих. Это не волнение в них роняло вещи вокруг, это снаружи – там, за дверью. Маред ещё надеялась, что это просто охранявшая их стража слишком ретиво остановила кого-то из дворцовых слуг, но ничего более того не последовало. Дверь не дрогнула, к ним никто не вошёл и не вломился.
– Мама? – Агата приподняла голову и пытливо посмотрела на неё, нахмурилась. Маред не знала, о чём она хотела спросить или что собиралась сказать. Она кивнула одной из бывших с ними служанок и указала на дверь.
– Проверь, что там. Может, наши бравые стражи просто не пускают к нам посланников от короля, – она слабо улыбнулась и растрепала мягкие локоны Лилейн. Взгляд её, внимательный и светлый, следил за передвижениями служанки, утратившей вдруг всё своё проворство и ловкость.

Отредактировано Mared Domandred (09-05-2018 23:59:34)

+3

3

Майрин стояла подле окна и пыталась выглядеть спокойной, чтобы не пугать детей. Затаившиеся близ кузины Эйлинор близнецы казались и так перепуганным взъерошенными пташками. Из аккуратной совсем недавно прически Лилейн выбивались непослушные белокурые пряди и Майрин совсем не могла найти в себе сил, чтобы подойти и поправить это. Она судорожно сжимала в руках так и оставшийся при ней молитвенник и словно заклинание про себя вновь и вновь повторяла одни и те же слова: “сильды помогут там, где не справятся стражники”.
-Слишком опасно, Маред. Сейчас там слишком опасно, так как никто не знает с кем или чем предстоит столкнуться, - голос звучит устало и лишенным всяких красок.
Чародейка слегка поворачивает голову, дабы чуть приободрить собравшихся своей улыбкой, но вместо этого ловит обеспокоенный и столь сочувствующий взгляд королевы, что не находит в себе сил сказать что-либо еще. Ее супруг сейчас мчится на встречу опасности как и подобает воину, а Майрин, как и подобает жене храброго принца, должна бы смиренно ждать его возвращения с победой. Должна бы, но сердце чародейки сжимается, стоит ей лишь подумать о тех тварях, что ей доводилось изучать за время своего бытия Посвященной и о скольких из них она еще не знает. Ее родина сама сознательно шла по пути отрицания помощи чародеев и охотников на чудовищ и события, что сегодня прервали великий праздник были лишь первым отголоском.
Если раньше она воспринимала планы мужа и Верховной лишь как тонкую политическую игру, в основе которой была жажда власти - сейчас Майрин в один миг убедилась насколько необходимы Эйсгарту перемены. Насколько необходимо вернуть доброе отношение к магии в этих землях. Насколько важна защита сильдов для всего населения. Майрин бросила задумчивый взгляда на Маред и ее дочерей и постаралась подавить поднимающееся в душе чувство жалости. Когда ее муж получит корону, им придется забыть о привычной жизни. Их мир будет перевернут. А она - Майрин, из доброй подруги превратится в предательницу. Пусть так. Она готова будет принять любую роль и кару, но не позволит, чтобы ее дети росли в мире где заправляли слепцы и честолюбцы.
Внезапное осознание, что совсем рядом кто-то сплетает потоки пронзило Майрин будто разряд молнии. Женщина вмиг утратила былую задумчивость, и устремила взгляд на прочную дверь из-за которой стали раздаваться странные звуки возни. Но дверь лишь вздрогнула и все кончилось - и странные звуки и ощущение чужих чар. Леди Краоб Хейвена знала всех фиров, притаившихся при дворе, и могла с полной уверенностью сказать, что чары примененные в просторном коридоре Белого замка не принадлежали ни одному из них. Слишком не похожи ощущения были на те, что ощущала девушка живя среди фиров.
Жестом подозвав к себе сына, Майрин чуть сильнее нежели было бы приемлемо сжала его плечо, притягивая ближе к себе и напряженным взглядом провожала будто бы специально медлящую служанку Маред.
Сдавленный вскрик и вмиг вернувшая всю былую прыть девушка захлопывает дверь и старается оказаться от нее как можно дальше. Майрин замечает сколь бледно ее лицо и начинает чувствовать, как беспокойство разрастается с новым размахом:
-Что там?! - ее голос звучит непривычно резко, но принцесса не обращает на свою грубость внимания.
-Стража… - девушка слегка заикается и говорит слишком пискляво, что вызывает раздражение, - они… они просто лежат, Ваша милость. Будто мертвые лежат.
По щекам служанки катятся огромные слезы и она кажется готова вот вот потерять сознание. Майрин кидает обеспокоенный взгляд на королеву и получает в ответ полное отражение своих чувств.
-Кто-нибудь еще там есть? - Майрин отпускает плечо сына и приблизившись к девушке пристально заглядывает ей в глаза. Взгляд принцессы становится вмиг гораздо более холодным и колючим, нежели можно ожидать от вечно улыбчивой молодой женщины. Сейчас Майрин будто бы случайно оказывается стоявшей между дверью и устроившейся на перинах королевой.
Пока служанка судорожно мотала головой, показывая, что никого кроме бессознательных стражников за дверьми не приметила, фира на миг прикрыла глаза и попыталась воспроизвести в памяти свои ощущения от недавних чар, но все же была вынужденно разочарованно признать невозможность определить, что происходило за дверьми в королевские покои.

+2

4

Эйлинор задумчиво улыбнулась любопытно заглядывающему в листок Джонану и аккуратно вывела еще одну черточку, дорисовывая мачту. Рисовала она не слишком хорошо, но маленькому принцу этого, кажется, было достаточно, чтобы отвлечься, да и корабли, Эйлинор вырисовывались сами собой. Не приходилось даже задумываться - рука делала все, что нужно, сама, позволяя хозяйке думать о чем-то своем.
Не успев отойти от давки в храме, все еще поражаясь тому, как легко страх заставляет людей вести себя ничем не лучше оравы диких зверей, бегущей из горящего леса, растаптывающей без разбора все на своем пути, принцессе все же отчаянно не хотелось оставаться отрезанной от всех остальных в покоях, пусть даже под охраной. Хотелось к людям, пусть ужасным, паникующим, но все лучше, чем сидеть в полной тишине, ожидая неизвестно чего.
Кейрон умчался в полыхающий Иммерлан, и за него оставалось только молиться, мужчины закрылись для совещания в Малом Зале, а они сидели здесь словно в ловушке, совершенно одни, под охраной пары стражников. Что вообще может пара стражников? Эйлинор, отпуская Джонана к подозвавшей его матери, растрепала светлые волосы мальчика и отложила рисунки. Хотелось спросить о чудовищах, о которых, не интересующаяся никогда легендами, принцесса толком даже ничего не знала, а потому поверить в них казалось еще сложнее, но пугать детей такими расспросами не хотелось совершенно. Они и так прекрасно чувствовали, что происходит что-то совсем нехорошее, и никакие рисунки или улыбки не могли отвлечь их до конца.
Принцесса перевела рассеянный взгляд на отпрянувшую от двери служанку, чувствую как внутри у нее все похолодело. Будто мертвые лежат... Эта фраза так и засела в голове, крутясь веретеном и не желая останавливаться. Эйлинор вскочила с места, и непривычно быстро рванулась к двери, помедлив лишь пару секунд, прежде, чем открыть дверь и выглянуть в коридор. Девушка рвано выдохнула, наткнувшись взглядом на тело стражника прямо возле двери, и чуть прикрыв дверь, обернулась к женщинам.
— Мы не можем оставаться тут, — решительно, и насколько это могла спокойно, произнесла Эйлинор, — И ждать пока...люди, сделавшие это, вернутся.
Она не слишком понимала, что в ней говорит больше — разум или простое нежелание и дальше прибывать отчужденными от других, но оставаться в неохраняемых покоях она совершенно точно не собиралась. Будь ее воля, она бы, наверно, увязалась за Веларионом, если бы не справедливое замечание о том, что она должна быть с королевой и сестрой. Хотя, Эйлинор, вообще не понимала, почему в такой ситуации нельзя было сделать исключение и позволить дамам присутствовать на Совете, или хотя бы поместить их в комнату расположенную поближе. Так она бы чувствовала себя в куда большей безопасности, зная, что отец всего лишь за стеной. Да что уж там, даже рядом с раздражающим до зубного скрежета Флорианом ей было спокойнее, чем здесь.
— Нам лучше пойти к королю

+4

5

Королевский дворец Эйсгарта казался непривычно притихшим - придворные прятались в своих комнатах, прислуга старалась лишний раз не покидать своих хозяев или же притаиться в служебных помещениях, бурно обсуждая ужасные новости. Лишь стража честно несла свою службу, охраняя покой жителей Белого замка.
Первые признаки беды не заметил никто. Она будто туман прокралась через узкие оконные щели и под окованными дверьми. Беда скользила от одной тени к другой, не желая раньше времени объявлять о своем присутствии, но не способная укрыться от пронзительного кошачьего взгляда. Упитанный кот, что жил при кухне встретил ее в одном из коридоров и зашелся злобным шипением. Всегда мягкая рыжая шерсть поднялась дыбом на выгнутой дугой спине, но кот понимала, что этот противник не для него и потому когда почувствовал на себе насмешливый темный взгляд - скользнул в ближайшую комнату, вызвав недовольное ругательство прибиравшейся там горничной.
Незамеченная, она скользила из одного коридора в другой - медленно пробираясь к намеченной цели. Незваной гостье удавалось прятаться от совершавших обход стражников в укрытых тенях альковах или же вовремя сворачивать в одно из ответвлений богато украшенных коридоров. Раньше ей никогда не доводилось бывать в столь богатых дворцах, но провела немало времени изучая планы помещений.
Сегодняшняя ее вылазка должна была состояться лишь спустя месяц, но учитывая последние новости - упустить сегодняшний шанс было бы непростительной глупостью, а она славилась не за свою глупость.
Тень кралась, все ближе и ближе подбираясь к той части замка где находились покои королевской семьи. Она знала описание того, кто сегодня был ее целью - мальчик, с пронзительными синими глазами. Она смогла укрыться от всех встреченных обитателей дворца, но когда путь ее пролегал мимо покоев, что как она знала принадлежала королеве Маред - разминуться с выставленными здесь стражами не представлялось возможным. Некоторое время “гостья” наблюдала из тени, пытаясь найти способ отвлечь стражу - ведь обходного пути в данном случае уже не было - покои королевской любовницы и ее бастарда были в следующем крыле. Поморщившись, Тень все-таки решилась - затронув лишь ей одной видимые нити она накинула на стражников легкие чары. В первый момент ей показалось, что впервые магия не поддалась ей - на оберегающих покои королевы мужчин будто бы не ложилось плетение - соскальзывало. Гостья зло прищурилась и нашла то, что уж никак не ожидала увидеть в обители благочестивых королей Эйсгарта, - на стражниках были защитные чары, что не пропускали ее магию. Однако времени удивляться уже не было - раз где-то в замке были фиры, значит только что она чуть не совершила одну из самых главных ошибок, пробудив свой дар. Отцепив от пояса один из мешочков, гостья высыпала на ладонь небольшую горстку напоминающую серебряную пыльцу и вновь на мгновение коснувшись нитей сделала быстрый шаг из укрытия, одновременно сдувая парализующую пыльцу. За те несколько мгновений что понадобилось пыльце стражи успели не только заметить нарушительницу, но и схватившись за оружие сделать два шага в сторону девушки. Упавшие будто кули с мукой мужчины наделали досадно много шума, и проходя мимо Тень услышала взволнованные женские голоса и приближающиеся к дверям шаги со стороны покоев, которые охраняли мужчины, но это уже не было ее заботой - главное чтобы ее раньше времени не заметили.
Когда впереди показались заветные покои женщина вновь применила парализующий порошок, решив в этот раз не искушать судьбу. Обогнув оставшихся бесчувственными стражей, наемная убийца скользнула в покои, где застала заказанного ей мальчишку и всего одну женщину. Вот только получить магический удар от этой изнеженной придворной дамы и поднятый ее магией шум во всем дворце никак не вписывался в замыслы Тени.

+2

6

Маред встревоженной куницей следила за служанкой, но ничего больше лицо её не отражало, словно Её Величество укрыла его молочно-белой опаловой маской. Что бы за дверью ни было и как бы ни пугало оно остальных, она знала, что должна оставаться для них островком спокойствия и сдержанности. Пальцы её скользнули по убранным в простую причёску локонам Агаты и запутались в них, как в паутине, стоило служанке достичь своей цели и вернуться в комнату со вполне читаемым на лице ужасом и вестью. Маред медленно прикрыла глаза. Значит, вот так Веларионы хотели добраться до неё и ребёнка – она высвободила ладони из золочёного плена и сложила их поверх своего живота, словно могла тем защитить дитя внутри, – в общей сумятице и охватившем столицу переполохе. Лицо её на одно мгновение сделалось жёстким и резким, словно его в небрежной работе коснулся мастер-каменотёс.
Они ошиблись, если считали, что она из податливого материала. В Килмарноке разве что овечья шерсть, остригаемая дважды в год, славилась своей мягкостью. Люди же там рождались крепкие, как обиваемые волнами прибрежные скалы, и стойкие, как устремлявшиеся к небу деревья, знавшие и пережившие все ветра.
– Эйлинор права, – Маред протянула руку второй служанке, и та помогла женщине подняться и сама одёрнула на ней платье. – Мы не можем оставаться здесь, пусть даже идти в Малый зал не менее опасно.
Тот, кто оставил их без стражи, едва ли ушёл далеко, и понимание этого читалось в лицах всех, кроме, разве что, Лилейн и Джонана. Будь они парой лет старше… Не важно. Она взяла маленькую ладошку племянницы в свою руку, улыбнулась девочке, встревоженной, но не испуганной в своём блаженном непонимании. «Ничего не бойся, – шепнула она девочке, – я буду с тобой. Его Величество никому не позволит нас обидеть». Она сказала это так, словно и сама ни на мгновение не сомневалась, что хотя бы ради ребёнка в её чреве Гаррет сделает всё, чтобы Маред жила и здравствовала. Служанок она, с некоторым сомнением, выставила перед собой и по бокам, понимая, что если в коридорах и притаилось зло, то для всего Эйсгарта будет выгоднее, чтобы оно забрало их, а не королеву и потенциального наследника. И потому Маред смотрела на них почти виновато, когда кивком отдавала приказ к началу движения.
– Не разбредайтесь, – для всех сообщила Маред, запоздалым жестом подзывая к себе самую молоденькую из служанок. У той лицо было что у ягнёнка, выгоняемого в первую весну на пастбище отдельно от матери. Чуть наклонившись к ней, Маред быстро прошептала. – Беги к королю со всех ног и расскажи ему обо всём, – она подстегнула девчонку лёгким хлопком по спине, и та, кивнув, быстро зашагала прочь, всё набирая скорость и стараясь не спотыкаться о подол собственного платья. К моменту, как она успела скрыться, они все едва ли одолели внушительную часть коридора, но продвинулись уже достаточно, чтобы возвращаться. Заполонивший весь замок, каждую его комнату и каждую мелкую трещину шум настиг их именно там, выбил дыхание из лёгких и маленькую ладошку Лилейн из руки Маред. Это было неправильно. Странно. И уж точно слабо походило на принятые в Белом замке сигналы. Маред поспешно прижала к себе племянницу, но дальше не сдвинулась, и её служанки кольцом обступили женщин. – Что происходит? Майрин? Эйлинор? – сердце в груди ухнуло, остановилось на мгновение, но двинулось дальше – быстро, как у почувствовавшей угрозу волчицы.

+1


Вы здесь » Kelmora: End of the era » The flames that shot so high » Золотая клетка [06.06.1246]