Добро пожаловать на KELMORA!


Игровая дата: лето 1246 г.п.к.

Ерлингур не сумел сдержать удивления, когда наконец-то понял, что это... в смысле, этот человек, и является тем великим ярлом Ингваром...[продолжить]

Kelmora: End of the era

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kelmora: End of the era » The flames that shot so high » Вереск цвел на закатных холмах [06.06.1246]


Вереск цвел на закатных холмах [06.06.1246]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/Y6ZjK79.png
Герта, Фрэнк Блэквелл, Кайрон Домандред до 21.05

    Принц Кайрон и тот небольшой отряд воинов, что взял он с собой, на подступах к объятому пожарами Иммерлану встречает двух путников, что также как и воины не жалея лошадей спешат к распахнутым воротам. Двое сильдов, что оказались так близко именно в тот момент, когда чудовища совершили нападения и так далеко, чтобы предотвратить беду естественно вызывают подозрения у принца и его отряда. Однако отказываться от помощи тех, кто уже ни раз сталкивался с возможно  предстоящей им опасностью - было бы слишком глупо.

Задача квеста: Сильды и отряд принца должны достигнуть согласия в предстоящих действиях в стенах города. Выяснить точные последствия катастрофы, узнать кто именно уничтожил город и вероятность повторения нападения на другие населенные пункты.

+3

2

А ведь она могла с интересом разглядывать потолочные балки комнатки в таверне. Довольно занятное зрелище для человека, чья голова раскалывалась еще несколько часов назад. Конечно, Герта понимала, что количество выпитого накануне никак не соответствовало той норме, что она привыкла употреблять обычно, но, тут так или иначе была задействована какая-то магия. Пронырливый трактирщик уж больно вежливо раскланивался и улыбался, и сильде это сразу не понравилось, но Фрэнк посчитал, что ее паранойя слишком уж сильна. Поэтому они остались в Ардуейне с ночевкой. И кто знает, может быть зря?
О том, что чудовища напали на Иммерлан, они узнали достаточно быстро. Слухами, как говорится, земля полнится, а когда в столице присутствуют еще и два сильда, то и того быстрее. Ведь, как говорится, у каждого советника короля по своим ушам в городе, на улице, в доме. Даже захудалые таверны и то не остаются без внимания в такой ситуации. Поэтому, разлеживаться не было смысла. Иначе, не ровен час, обвинят в невыполнении служебных обязанностей. А Герте никак не хотелось оказаться головой на плахе или полностью на Синдаре. Особенно на последнем. Воспоминания до сих пор были слишком свежи и болезненны, а ведь прошло уже тридцать лет.
Они последовали в сторону разрушенного города в максимально короткие сроки. Герта знала более короткий путь и рассудила, что двум путникам будет сподручнее проехать по узкой дороге, а значит, вполне вероятно нагнать королевскую гвардию (во главе с принцем как его там, Рыбачка запамятовала), и присоединиться к их “веселому” отряду чуть раньше, чем покажутся стены Иммерлана.
– Думаешь, кто это может быть? – задумчиво протянула Герта, подстегивая лошадь. Ей не терпелось окунуться в гущу событий, чтобы понять, какие силы ей противопоставлены, и какие шансы успешно выполнить задание и избавить город от тварей. Сильда не была альтруисткой и имела далеко не самые благородные цели, но старалась не озвучивать их на публике. В этих краях ее собратьев не очень-то привечают, поэтому, нужно максимально держать язык за зубами. О денежном вознаграждении можно договориться и позже, когда они останутся живы и здоровы и желательно с минимальным количеством увечий.
Обогнув очередной виток дороги, Герта и Фрэнк неожиданно поравнялись с королевским отрядом, чем вызвали у женщины некоторую долю удивления. Они думали, что догонят их немного позже. Принц, что находился во главе колонны, уверенно вел своих людей к городу, до которого оставались считанные минуты. Переглянувшись с Фрэнком, сильда ускорила лошадь, стараясь привлечь внимание его величества принца, или как называют их по титулам. Еще несколько мгновений потребовалось Домандреду, чтобы оценить ситуацию и наконец-то притормозить коня. О том, чтобы начинать речь первой, как женщине, речи быть не могло, поэтому, Герта, ухмыльнувшись, предоставила Фрэнку начинать светскую беседу, иначе сама Рыбачка могла начать с такого, что видавшие виды вояки бы пооткрывали свои рты, да так и застыли на месте. Речь Герты была богата на различные словечки к месту и не к месту, хотя иногда женщина могла сойти за благопристойного человека. Если сама того желала, конечно же.

+3

3

Фрэнк никогда не питал особой любви к Эйсгарту – ни в той, другой жизни, когда его ремеслом была торговля пушниной, ни в этой, полной опасных чудовищ и язвительных комментариев Герты. Справедливости ради стоит отметить, что и сам Эйсгарт не питал теплых чувств к Блэквеллу и таким, как он. Тогда, в молодости, они с отцом тщательно скрывали его принадлежность к фирам, иначе никто и не подумал бы вести с ними дела – суеверия и предубеждения относительно магии местные жители впитывали с молоком матери. Сейчас же Фрэнк гораздо проще относился к тому, что могут подумать о нем эйсгартцы, ведь в подавляющем большинстве случаев, если судьба заносила их с Гертой в эти земли, от них зависели человеческие жизни. Удивительно, насколько более лояльными становятся люди, когда на горизонте маячит угроза быть разорванным и сожранным опасным чудовищем. Признаться честно, Фрэнк порой испытывал некоторое злорадное удовлетворение, когда очередной презирающий магию эйс шел на попятную и окрикивал сильдов в дверях, вдруг осознав, что все-таки без них ему никак не справиться. Однако ситуация, которая разворачивалась сегодня, могла пойти совсем не по привычному сценарию. Блэквелл не знал, насколько сильны предубеждения в членах королевской семьи, а вернее у одного конкретного принца, но что-то подсказывало ему, что вряд ли он окажется тем самым единственным лояльным исключением из правил. Мысли о предстоящей встрече со столь влиятельной в этих землях персоне занимали Фрэнка практически всю дорогу (так, что он даже почти пропустил вопрос спутницы мимо ушей, и лишь когда она переспросила еще раз и назвала его глухим дебилом, смог выдать из себя что-то в духе «а кто его знает» и пожать плечами), и от насмешек Герты на тему его молчаливой задумчивости его спасало только ее ужасное утреннее похмелье, которое, возможно, все еще давало о себе знать, а может она просто решила приберечь все свои силы для встречи с принцем. Блэквелл лишь надеялся на благоразумие своей напарницы и на то, что она оставит все свои колкости для него самого, а не направит их в сторону его высочества, иначе есть вероятность прочувствовать на себе весь гнев королевской семьи, чего сильду бы совершенно не хотелось.
Отряд во главе с принцем они нагнали совершенно неожиданно – несколько минут назад они в гордом одиночестве огибали очередной поворот, а сейчас они уже почти поравнялись с миниатюрным королевским войском. Теперь оставалось лишь надеяться, что они не воспримут двух всадников как угрозу, - к счастью, принц заметил отличительные знаки сильдов и нехотя (или Фрэнку просто показалось?) притормозил лошадей. Краем глаза уловив выражение лица Герты, Блэквелл подавил собственное желание ухмыльнуться – несмотря на то, что из них двоих Фрэнк был явно более дипломатичным, в любой другой ситуации разговор с потенциальными нанимателями всегда начинала сильда. Ей никогда не приходилось лезть за словом в карман, и мужчина был уверен, что и сейчас ей непременно было что сказать, но, проявляя чудеса благоразумности, Герта молчала, предоставляя Фрэнку возможность начать беседу с принцем.
- Ваше Высочество, - Блэквелл склонил голову в знак уважения и приветствия. – Мы с моей напарницей отправились в Иммерлан, как только услышали о случившемся, и готовы оказать любую необходимую помощь Вам и Вашему отряду, - оставалось лишь надеяться, что принц эту помощь примет. В конце концов, это у них двоих за плечами десятки убитых чудовищ, и было бы довольно опрометчиво игнорировать этот факт.

+3

4

Чувство тревоги подступало к горлу и никак не желало оставлять принца Кейрона. Оно было липким и противным, оседало комом и никак не желало уходить. Каждый раз, когда он вёл за собой отряд, находился какой-нибудь отчаянный смельчак, совершенно уверенный в лёгкой победе. А иногда их было даже несколько. Но почему-то не в этот раз; каждый из солдат молчаливо вёл своего коня и был погружён в собственные мысли, как и сам Домандред. Чувствовалось напряжение. Какое это чудовище? Насколько далеко оно ушло? И вообще, чудовище ли это? Оставалось теряться в догадках и предположениях. Некоторые высказывали свои предположения, но никто не был уверен. Никто не знал. Кейрон был смел, в этом нет никаких сомнений, но эта смелость не была безрассудной. Он не ринется в бой без чёткого плана и не подвергнет опасности своих людей и жителей Эйсгарта.
Их основная цель — защита народа и государства в целом. Мужчина это понимал. Он был готов к возможным ранениям и даже смерти (последнего, конечно же, хотелось избежать). Ведь тогда их поход будет абсолютно бессмысленным. Необходима информация, чтобы чётко организовать войска и подготовить королевство к возможным (бóльшим) убыткам, чем есть на настоящий момент. В голове полководца уже была примерная карта местности, возможные места укрытия и стратегически важные сооружения. Осталось лишь продумать весь план обороны и нападения, если оное будет уместно и вообще реально.
И сейчас он едет верхом на своём верном скакуне, чьё дыхание (как и нескольких других коней) разрывало пелену тишины, нависшую над отрядом. Становилось немного спокойнее, но сама дорога всякий раз заставляла возвращаться мыслями к тому чудовищу, из-за которого принц был вынужден покинуть свою семью и столицу. В любой другой ситуации он бы почувствовал умиротворение, но не сейчас. Нет-нет, не сейчас. Со стороны послышалось движение, а немногим позже в поле зрения Кейрона появились два всадника — мужчина и, если ему не изменяет зрение, женщина. Их появление вызывало множество вопросов и даже заставило нескольких солдат приготовить стрелы. Что уж лукавить, принцу самому захотелось обнажить меч в целях безопасности и по уже выработанной временем привычке.
— Приветствую вас, странники, — Домандред склоняет голову в знак приветствия в ответ и внимательно выслушивает обратившегося к нему незнакомца. Вероятно, что это та самая помощь, о которой говорила его супруга, но всё же доверия от этого больше не становилось. Вполне вероятно, что когда-нибудь Кейрон сможет подавить в себе это чувство, но пока приходилось умело скрывать его за маской, сотканной из приличия и дружелюбия.
— Благодарю Вас за стремление оказать помощь короне. И не сочтите за грубость, но могу я узнать ваши имена? — мужчина на мгновение переводит взгляд на незнакомку, а затем вновь возвращает внимание к её спутнику. Всё же это было подозрительно, да и не только для Домандреда. Гораздо больше были обеспокоены его солдаты, которые не спешили прятать оружие. Заметив это, принц поднял руку в немом приказе оставить все враждебные намерения в отношении тех, с кем сейчас он ведёт диалог. Рыцари без особой охоты подчинились воле того, кому верны. Но Кейрон ощущал на себе тревожный взгляд своего доброго друга, с которым они были плечом к плечу с самых малых лет.

+1


Вы здесь » Kelmora: End of the era » The flames that shot so high » Вереск цвел на закатных холмах [06.06.1246]