Добро пожаловать на KELMORA!


Игровая дата: лето 1246 г.п.к.

Их основная цель — защита народа и государства в целом. Мужчина это понимал. Он был готов к возможным ранениям и даже смерти...[продолжить]

Kelmora: End of the era

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kelmora: End of the era » Hot that even dragons burned » jalesar's horses and spice [15.05.1241]


jalesar's horses and spice [15.05.1241]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

JALESAR'S HORSES AND SPICE
http://funkyimg.com/i/2GYN3.gif http://funkyimg.com/i/2GYN4.gif
Mahika Navia, Erdem Ra
май, 1241; дом Навия в Санкаре.
Коневод, один из лучших, из Джалесара прибывает в Санкару, то бы продать самого дорогого своего жеребца господину Навия, но вместо этого его встречает супруга уважаемого господина. Первое полноценное знакомство тех, кто через несколько лет разделят обязанности в Совете.

+2

2

Жаркое южное солнце едва успело достичь зенита, когда Эрдем и его спутник въехали в Санкару. Мужчина осадил буланого жеребца, пуская его легкой рысью, и обернулся назад, жестом призывая сопровождавшего его молодого южанина тоже сбавить темп. Захир, друг и помощник Эрдема в торговых делах, приостановил свою кобылу и, лихо развернувшись в седле, пересчитал ведомых на длинном поводе лошадей – дюжина роскошных джалесарских жеребцов, фырча и всхрапывая в унисон, толкались упругими боками, играясь и тыкая друга горячими ноздрями. Эрдем гнал жеребцов на продажу и не сомневался, что оставит в Санкаре всех до единого.
Мужчина подбоченился, покачиваясь в седле и поглядывая на горожан, тут и там собиравшихся поглазеть на известных джалесарских коней. Захир поравнялся с ним и с беззаботной улыбкой, почти всегда так явно читаемой на его загорелом под южным солнцем лице, спросил:
- Никак не пойму, чего ради ты так вырядился? Разве в Санкаре сегодня какой-нибудь праздник, или ты так собрался привлекать покупателей?
Сам паренек был одет в простые кожаные штаны и жилет на голове тело.
Эрдем усмехнулся. Он и впрямь выглядел торжественно. Новые сапоги с высокой шнуровкой, еще не совсем обмявшиеся по ноге, блестели, казалось, даже под слоем дорожной пыли. Широкий кожаный  пояс был увешан начищенными медными и позолоченными бляшками, заправленная за него светлая рубашка из тонкого льна, по манжетам вышитая причудливой вязью, открывала солнцу шею и загорелую грудь - для выходца из степей Джалесара наряд и впрямь был изысканный. Справа на поясе у мужчины висел широкий нож, слева – кожаный кошель и мягкая фляга. Длинные темные волосы были туго стянуты в хвост за плечами.
- Торговать сегодня будешь ты, - Эрдем качнул головой, с ухмылкой поглядывая на паренька. – А у меня дело: важный визит.
- Вот, значит, как! Бросишь меня одного, а сам завалишься к какой-нибудь местной чаровнице? – Захир снова расплылся в улыбке.
- Деловой визит, - Эрдем повел бровью. – Самир Навия – слыхал о таком? Один из богатейших купцов, он представляет Санкару в Совете и имеет серьезное влияние на Юге.
- Он что, позвал тебя пить вино и говорить о погоде? – Захир скривился.
- Он хочет купить коня, и я продам ему лучшего. Зачем, ты думаешь, мы ведем с собой того, солового жеребчика? – мужчина многозначительно повел бровью. – Он стоит как целый табун, на местном рынке его не продать.
- Редкая масть, - согласился Захир. – Ну что ж, удачной сделки. Ты едешь сейчас?
- Да, - Эрдем кивнул и, приостановив коня, отцепил от связки того самого солового жеребчика. – Сегодня заночуем на постоялом дворе, присмотрись. И не вздумай тут загулять без меня – за лошадей и деньги отвечаешь головой, - и он пустил коня вскачь, удаляясь вглубь города.

Семья Навия действительно была очень известна и почитаема в Санкаре, так что дорогу к их дому найти было немудрено – всякий в городе знал, где живет богатый Самир. Эрдем въехал на широкий, опрятно убранный двор и спешился у ворот. Слуги не удивились его визиту: должно быть, южанина действительно ждали, а узнать знаменитого коневода по двум роскошным жеребцам было не сложно. Местный конюх, с должным уважением оценив обоих коней, повел их в тень, к конюшне куда-то вглубь двора, в то время как Эрдема проводили в дом.
Двухэтажное здание из белого камня высилось посреди широкой мощеной площадки. Диковинный фонтан и яркие цветники, разбитые по обе стороны зеленого сада, притягивали взгляд, красноречиво говоря не только о баснословном богатстве уважаемого семейства, но и том, что представители его не лишены чувства вкуса и знают толк в по-настоящему красивых вещах. Неспешно поднявшись по мраморной лестнице с витыми перилами и миновав холл, Эрдем был сопровожден в полукруглый зал, где ему и предстояло ожидать Самира.  Южанин удобно устроился в широком кресле, откинувшись на изогнутую плетеную спинку, и с удовольствием вытянул ноги после долгой дороги в седле. В зале было светло и просторно. На невысоком столе, убранном тонкой искусно расшитой скатертью, стояла широкая пиала с фруктами и серебряный кувшин. На креслах и высоких диванах были разложены подушки и светлые покрывала, так что даже в своем почти праздничном наряде мужчина чувствовал себя неуютно среди этой слепящей белизны, на фоне которой каждая пылинка на его сапогах, казалось, должна была бросаться в глаза.
Эрдем привычным жестом пригладил короткую бороду, осматриваясь по сторонам и рассуждая о том, как может сложиться эта их сегодняшняя встреча с Навия: получив от купца приглашение, мужчина подозревал, что речь наверняка может пойти не только о лошадях. Кроме того, он думал об Амани. Конечно, девочке не в первой было подолгу оставаться на попечении деда, однако старый Саирани в последнее время был совсем уж плох, а потому  гораздо больше полагался на внучку, чем она на него. Правда, в свои четырнадцать лет Амани была уже совершенно разумным и сознательным человеком, знакомым с ответственностью, к тому же Захир, в последнее время слишком уж откровенно засматривавшийся на нее, был сейчас занят торговлей здесь, в Санкаре, поэтому ничто не должно было помешать спокойствию Амани. И все же сердце отца было неспокойно, он не хотел ни одного лишнего дня задерживаться в Санкаре.
Он вздохнул и, услышав вдруг звук приближающихся шагов, весь подобрался, устремив взгляд на воздушную занавеску, из-за которой должен был появиться купец.

Отредактировано Erdem Ra (03-06-2018 11:27:15)

+2

3

На кануне приезда джалесарского коневода, о котором несколько раз до этого очень лестно отзывался Самир, Махика очень волновалась. То ли молодая женщина что-то чувствовала, то ли просто новые люди, особенно такие прославленные из уст её мужа, коим она восхищалась, волновали ещё не успевший окрепнуть дух Махики. Лишь совсем недавно, от силы год или два, она начала действительно активно участвовать в делах мужа, до этого девушка лишь помогала супругу с делами. А чуть больше года назад он взял её с собой в долгое путешествие на корабле до столицы Эйсгарта! Это было удивительное путешествие, и Махике действительно понравилось цветущее королевство, хотя оно и в подмётки не годилось её родному городу. А вот путешествие на корабле оставили в её сердце однозначно неизгладимые впечатления — это было похоже на пытку, не иначе, чуть больше неделе в запертом пространстве и постоянным укачиванием на волнах. Повторения такого она бы не хотела, о чем и сказала своему супругу. Который, в прочем, пошутил над тем, что как же они теперь будут ездить в столицу? То было давно и чистейшая правда и вот сейчас, спустя пятнадцать месяцев, Самир уже мог доверить своей жене, которая оказалась действительно умной женщиной, подходящей для куда большей ответственности в ведение семейного дела. Именно поэтому она так волновалась — Самир сообщил, что завтра они совместно будут встречать гостя из Джалесара.
Ночью Махика не сразу смогла уснуть, размышляя о том, каким будет этот гость. Знала она о нём не много, разве что тот факт что человек этот не дюжей силы и с характером, который возможно в разы превосходит его силу. А ещё что у него фамилия Ра, в прочем это уже давно перестало волновать душу Махики, ведь она уже не была той тепличной девушкой, что выходила за Самира. А ещё она размышляла о том, почему к ним приезжает коневод. Самир хотел купить себе нового жеребца, его старый неудачно подвернул ногу в одной из поездок хозяина дома к Змеиному утёсу, а потому ему требовался новый жеребец на замену. Сама же Махика лошадей почти боялась, конечно она не подавала этого, да у неё и у самой была кобылка — тихая, спокойная, не особенно породистая от чего её характер был идеальным для неумелой наездницы Махики. Свою кобылу женщина даже любила, отдавая ей свою материнскую любовь, которая скорее всего так и останется не выплеснутой. Но других лошадей, особенно таких как джалесарские жеребцы, что стоили как один хороший дом, она побаивалась. Навия уснула с мыслями о том, что завтра ей нужно будет показать себя не как жена Самира, а как его надежный партнер и помощник.
На утро Махика проснулась с дурным предчувствием. Плохие новости не заставили себя ждать. Самиру резко стало хуже, ещё вчера он шутих и смеялся, пил вино и активно готовился к приезду гостя. Сегодня же он с трудом мог ходить, и самочувствие это не улучшалось. Первый такой приступ случился два года назад и никто из лекарей не смог ответить о его причине. Потом на долгий год они забыли о том случае, как он грянул ещё раз. И вот сегодня, этим погожим майским днём, случился третий приступ. Сердце женщины тревожно колотилось в груди, когда она выслушивала тихие наставления своего супругу о том, что тот хочет от встречи с господином Эрдемом Ра.
Махика видела как прибыл их гость со второго этажа, спрятавшись в тени шёлковых занавесок, она следила за прибывшим Эрдемом. Не так она его себе представляла, и была слишком взволнована своей новой ролью в качестве не супруги хозяина дома, но полноценной хозяйки. И не только дома.
По традиции, Махика несла перед собой большой серебряный поднос с двумя чушками дымящейся пряной жидкости, которой поили всех уважаемых гостей в любом доме Санкары. Так жители этого города выказывали своё почтение и уважение. На подносе сверкали ярким пламенем несколько ароматических свечей, что так же подчеркивало уважение к прибывшему. Не громко ступая по половицам прекрасного дома, Махика вошла в приемный зал. Слуга отдернул воздушную и шуршащую ткань, впуская госпожу, и та буквально вплыла в светлое помещение, украшенное резными узорами на мебели, стенах и даже потолке.float:right Навия держалась мужественно, не смотря на свой внутренний страх и неуверенность в этой ситуации. Не спеша преодолев несколько метров, разделявших её с их гостем, Махика остановилась подле него и посмотрев сверху вниз замерла на какое-то время в ожидании с детства ей знакомого ритуала. Каждый уважаемый гость приходя в гости, должен поприветствовать хозяйку, встав перед ней и дав возможность "поднести" дары дома — тот самый напиток и благовония. Дождавшись, когда господин Ра встанет, Махика поприветствовала его дарами на подносе, после чего улыбнулась и кивнула головой.
Рада с Вами познакомиться, Эрдем. Мой муж много о вас рассказывал, но сегодня, к моему большому сожалению, он очень болен и не может поприветствовать Вас лично, — с этими словами женщина расположила поднос на столе, один стакан поставила перед гостем, а второй перед собой, после чего села на резной пуфик, обтянутый бордовым бархатом.

+1

4

Тонкая струящаяся ткань зашелестела, как ковыль в родной степи Джалесара, и учтивый слуга приподнял занавес, впуская в комнату богато одетую женщину с подносом в руках. Она двигалась уверенно и грациозно, гордо держа перед собой дары гостеприимного дома, и шаги её утонули в мягкой вязкости расписных ковров, устилавших полы приемного зала.
Эрдем невольно залюбовался женщиной: красива, хорошо сложена, она была облачена в яркие дорогие одежды, а массивные серьги ослепительно сверкали солнечными бликами в гранях чистейших драгоценных камней.
Мужчина понимал, что сейчас его приветствует супруга купца, и ждал, что следом за ней в комнату войдет и Самир. Однако слуга задернул занавес, укрывшись за ним, а хозяина столь гостеприимного дома по-прежнему нигде видно не было. Женщина остановилась перед визитером, ожидая его ответной любезности, и Эрдем, немного замешкавшийся от растерянности, запоздало поднялся с кресла. Разница в их росте была столь велика, что мужчина испытал даже некую неловкость: хрупкая южанка не доставала ему и до плеча. Пряный аромат травяного напитка, вместе с паром поднимающийся вверх от подноса, ощущался теперь особенно явно, мешаясь с запахом зажженных свечей. Этот терпкий, удивительно насыщенный вкусом напиток, ставший частью традиции гостеприимной Санкары, уже был знаком Эрдему, и он учтиво кивнул, принимая дары прекрасной хозяйки.
Конечно, он не сразу узнал Махику. Они уже были представлены друг другу в тот день, когда Эрдем впервые познакомился с Самиром в столице, но тогда женщина показалась ему просто скромной спутницей своего супруга. Молчаливая и покорная, прекрасно знающая, когда нужно улыбнуться, а когда отвести взгляд, она с должным вниманием слушала тогда разговоры мужчин, не вмешиваясь и не привлекая к себе лишний раз нежелательного внимания – идеальная жена своего влиятельного супруга, казалось, разом собравшая в себе все женские добродетели. Но сегодня что-то в ее образе было совершенно иным.
Эрдем внимательно смотрел на Махику, пытаясь отыскать подвох в происходящем. Отчего же благородный Самир не вышел встречать его вместе с супругой? Неужто не посчитал гостя достойным своего присутствия? Мужчина нахмурился, размышляя обэтом. Несмотря на то, что за последние тринадцать лет он стал довольно известен и уважаем на Юге, в Агре по-прежнему оставались те, кто поглядывал на него, как на безродного выскочку, с пренебрежением и недовольством. Где-то в глубине души Эрдем, конечно, понимал, что клеймо бастарда останется с ним навечно, в независимости от того, сколь богатым и известным он может стать.
За годы, прошедшие со смерти его молодой жены, он сумел не только сохранить семейное дело Саирани, но вывести его на совершенно иной уровень. Он укреплял старые и налаживал новые связи, пара скромных конюшен под его управлением разрослись и облагородились, а кони с этих конюшен стали теперь одними из лучших, составив достойную конкуренцию даже известным лошадям Ясмин Фатали, до недавнего времени считавшимся лучшими во всей Агре. Эрдем вложил в дело Саирани все свои силы, преодолевая трудности и научившись выживать под пылкими взглядами клеветников и завистников, вопреки своей позорной, как многие считали, фамилии, сумев достичь самых верхов джалесарского общества. Так неужели Навия посмеялся над ним, пригласив в свой дом и оставив теперь на попечение своей молодой супруги, посчитав для себя зазорным лично вести дела с безродным выскочкой? Могло ли это быть, ведь Самир славился на весь Юг не только своим богатством, но также и сердечностью, и широтой взглядов – не за это ли жители Санкары выбрали его представителем их интересов в Великом Совете?
Махика наконец заговорила, учтиво кивнув головой, и, несмотря на то, что голос ее звучал ровно и размеренно, в ее интонациях Эрдему почудилась некоторая тревожность и даже неуверенность. Слова женщины заставили его насторожиться, хоть и развеяли разом все прежние дурные сомнения. Что за болезнь могла поразить купца?
Мужчина вежливо кивнул в ответ Махике и опустился в кресло, глядя на то, как она устраивает поднос на широком столе, пододвигая к гостю один из пряно ароматных бокалов. Он с удовольствием пригубил терпкий травяной напиток и сдержанно улыбнулся хозяйке.
- И я рад встрече с Вами, Махика, но Вы, должно быть, забыли – ведь мы знакомы. Совсем мельком, и все же я был представлен Вам и Вашему мужу год назад, во время одного из столичных праздников. Мне очень лестно было получить приглашение от вашего гостеприимного дома, и простите мне мое смятение – я ожидал увидеть уважаемого Самира. Что за недуг постиг Вашего мужа? Может быть, мой приезд в сложившихся обстоятельствах неуместен и визит лучше перенести?
Он смотрел на женщину со всем своим вниманием, ожидая ее ответа. Можно было представить себе ее состояние: невозможность обмануть доверие мужа и желание держаться уверенно перед гостем, явно ожидавшим иного приема – все это должно было даваться Махике совсем нелегко.

Отредактировано Erdem Ra (02-06-2018 14:35:00)

+2

5

Традиционное приветствие гостя было совершено и по огромной зале продолжал разноситься приятный терпкий аромат благовоний. Будучи хозяйкой такого дома, Махика могла позволить самостоятельно выбирать запахи, которые будут жить в их с Самиром доме. Или правильней сказать в их с Самиром и Шанайей доме. Как бы давно ни умерла её сестра, молодая женщина всё так же чувствовала присутствие своей сестры и возлюбленной своего супруга. Первые несколько лет были невыносимы и Махика пыталась делать всё наоборот, не так, как любила её старшая сестра, её пример, её кумир. Если её сестра предпочитала мандарин и гвоздику, то Махика выбирала сандал. Тонкая струйка взвилась ввысь к потолку, когда Махика села напротив гостя.
В его взгляде она угадывала мысли, которые беспокоили коневода. Возможно он думал, что Самир хочет оскорбить его своим не присутствием. Но это было абсолютно не так! И Навия постаралась как можно мягче сообщить об этом гостю, что бы тот ни в коем случае не затаил обиду на семью Навия, ведь это было во-первых недопустимо, а во-вторых это был бы её провал как помощника мужа. Следуя этикету, и сама хозяйка дома отпила горячий напиток, что защипал её горло и язык, жительница Санкары улыбнулась, ей нравился этот вкус, заставляющий чувствовать себя живой.
Девушка прекрасно помнила все наставления и советы своего супруга, всё, чему он учил её весь последний гад и всё, что она успела почерпнуть в те моменты, когда все думали что она лишь приятное дополнение к своему супругу и не более. Но Махика всё слушала, замечала и обращала внимание порой на те мелочи, на которые не обращал внимания Самир. Однако бывало и так, что она пропускала всё на свете, погрузившись в свои невеселые мысли, забывала даже о том, что нужно было слушать и подмечать. Так по всей видимости было и в тот раз, когда она встретила господина Эрдема Ра впервые — по всей видимости какое-то дело у Самира, или что-то вроде того, она как обычно была на два шага позади него, чуть склонив голову как должна делать примерная жена своего супруга. Но в тот момент она, видимо, думала о своих просьбах к Санкаре, который уже десять лет считал нужным их игнорировать. Эрдема она не запомнила и была уверена, что сегодня это их первая встреча. Возможно молодая женщина так бы и не вспомнила ту мутную встречу, которую она от чего-то не запомнила. Однако их гость сам напомнил.
Действительно, а я и забыла, — с мягкой улыбкой, чуть подумав и вспомнив тот день, когда их представили, ответила Навия. После этого она помолчала ещё с пару мгновений, то ли собираясь с мыслями, то ли с мужеством. А быть может она попросту имела какие-то внутренний часики, которые отмеряли нужное время для нужных слов? Возможно именно поэтому ей было проще общаться с такими людьми как Эрдем, чем ей самой чудилось. — Самир был не здоров сегодня утром и не хотел бы заразить Вас, ведь приём гостей в Санкаре — это священный ритуал, разве смогли бы мы поставить Ваше здоровье под угрозу? — Мягко объяснила ситуацию перед господином Махика. Она не стала вдаваться в подробности и пытаться объяснить то, что не смогли им с мужем объяснить лекари. Болезнь Самира была неизвестна ни фирам, ни лекарям. Ему просто внезапно становилось плохо и он не мог подняться с кровати. Махика до ужаса беспокоилась за него, но сделать ничего не могла, что бы облегчить страдания своего супруга. А от того и рассказывать Эрдему об этом было не просто не обязательно, но возможно и опасно — она его не знала.
Однако мой супруг очень жаждал этой встречи и просил передать, что если ему станет лучше, а мы молим Санкару об этом всё утро, то он хотел бы встретиться с Вами завтра, если у Вас будет такая возможность. — Выпрямившись, Махика взглянула на гостя как-то иначе, будто бы всё прежнее беспокойство и зажатость исчезли, а на смену им пришла деловая хватка, которую она переняла у мужа ,хотя и куда более нежная и учтивая, нежели если бы она была в мужских руках. — Я с удовольствием посмотрю на того жеребца, что Вы привели для Самира и расскажу о нём своему супругу в мельчайших подробностях. — Да, лошадей она боялась, но вела себя так, будто бы это не правда и лошадей она любит и ценит, а главное разбирается, точно так же, как специи и шелка. В лошадях Махика понимала мало.

0


Вы здесь » Kelmora: End of the era » Hot that even dragons burned » jalesar's horses and spice [15.05.1241]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC