Добро пожаловать на KELMORA!


Игровая дата: лето 1246 г.п.к.

Их основная цель — защита народа и государства в целом. Мужчина это понимал. Он был готов к возможным ранениям и даже смерти...[продолжить]

Kelmora: End of the era

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kelmora: End of the era » Hot that even dragons burned » Ничего и никогда не просите [18.06.1246]


Ничего и никогда не просите [18.06.1246]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

НИЧЕГО И НИКОГДА НЕ ПРОСИТЕ
https://78.media.tumblr.com/2b826f44e04931bfa5cb3fe802c6231f/tumblr_ozx9zjHCfQ1w6x51no3_400.gif https://78.media.tumblr.com/f53c346a2f7dfe4f1900ee92d7f17f42/tumblr_nmafjg7aPb1taf4poo5_400.gif
Эсфирь Фатали, Раиф Ра
18.06.1246 г.; дом Амира Малика в Ин-Аменасе.
Не так важны причины, по которым светлейшая госпожа Эсфирь решила поделиться знаниями со слугой, сколько важна и показательна благодарность, с которой Раиф принял ее благосклонность к себе. Для юноши этот вечер точно будет полезным, но вот от того, насколько продуктивным и перспективным их общение сочтет Эсфирь, зависит будет ли следующий вечер и следующее правило, позволяющее разбирать слова на бумаге.

Отредактировано Raif Ra (03-06-2018 23:34:25)

+4

2

Не менее часа Эсфирь прокрутилась у зеркала. К выбору наряда девушка всегда подходила ответственно, учитывая обстоятельства предстоящей встречи, статус человека, с которым ей предстоит общаться, время суток, повод и многое другое.
- Зажги свечи, - приказала она служанке, мучительно думая, какие серёжки подобрать к платью. Наконец, закончив все приготовления, Эсфирь отступила от зеркала и ещё раз бросила критический взгляд на своё отражение. Она выбрала довольно простое, без излишеств, платье и скромные украшения, не привлекающие к себе внимание, нов то же время явственно говорящие о статусе их хозяйки. В общем, проделанной работой Эсфирь осталась довольна.
Служанку девушка из своих покоев отослала, велев не беспокоить её, и сама разложила на столе письменные принадлежности и чистые листы пергамента. Она немного волновалась, ведь ей ещё никогда не приходилось выступать в роли учителя, нов своих силах Эсфирь не сомневалась. В конце концов, главной её задачей было завоевать доверие мальчишки, остальное – лишь предлог.
Стук в дверь не застал девушку врасплох – она уже ждала своего ученика:
- Войдите, - Эсфирь повысила голос, чтобы за дверью её услышали, и добродушно улыбнулась вошедшему в покои пареньку.
Девушке показалось, что он был немного растерян, и она ещё раз улыбнулась ему, демонстрируя свои добрые намерения.
- Ты Раиф, так ведь? Проходи, - широким жестом Эсфирь обвела комнату и предложила юноше стул.
Сама она уселась напротив него на мягкие подушки. Девушка с любопытством и без всякого стеснения разглядывала паренька, наблюдая за его реакцией и пытаясь понять, отчего дядя стал обращать на него внимание.
- Тебе ведь не сказали, зачем я позвала тебя, - это был не вопрос. Эсфирь сама не назвала причину, по которой хотела видеть юношу. – Я часто вижу тебя, Раиф, гораздо чаще, чем этого следовало бы ожидать от простого слуги, - девушка пожала плечами, как бы говоря: ну надо же, как это удивительно.
- Я немного понаблюдала за тобой, и ты показался мне довольно смышлёным, но, конечно, никто не занимался твоим образованием, - протянула девушка. Было видно, что она даже не допускала мысли, что Раифа могли обучать каким-либо наукам. Эсфирь вновь глянула на юношу, но теперь в её глазах плясали хитрые искорки:
- Сажи мне, ты бы хотел учиться? Например читать?

+3

3

Это уже был вечер, и Раиф заканчивал свои ежедневные обязанности, планировал найти друга, выйти в город, чтобы немного прогуляться по уже темным, но таким знакомым улицам, как к нему подошла одна из служанок, обычно прислуживающих Эсфирь Фатали, и сказала, что госпожа хочет его видеть. Сказать, что юноша был удивлен, не сказать ничего. На закономерный вопрос “зачем его в такой час завет госпожа” девушка лишь пожала плечами и язвительно заметила, что перед ней не отчитываются. Что же Раифу тоже ничего не оставалось, как пожать плечами, найти кого-то, кто мог бы сообщить другу, что в город они сегодня скорее всего не выйдут, и отправляться в покои госпожи Фатали. Ах, да, еще перед тем, как постучать в закрытую дверь, юноша не забыл позаботится о том, чтобы его внешний вид не возмутил светлейшую госпожу, и, только приведя себя в порядок, подошел к покоям Фатали. Все манипуляции были для Раифа привычными, поэтому не заняли много времени и вряд ли заставили госпожу Фатали ждать.
Что в сущности Раиф знал о племяннице своего господина? Ничего. Совершенно ничего определенного, кроме ее кровного родства с господином Маликом и слухов, которые стали распускать служанки почти сразу по прибытию благородной госпожи. Он ее даже толком не видел, поэтому ее приказ прийти вызывал в юноше много вопросов и опасений, которые, правда, попытался спрятать, как только вошел в покои госпожи.
-Госпожа, - Раиф поклонился, как прошел в комнаты Эсфирь, и  замер так, слушая молодую девушку. Ее слова и жесты заставили юношу растеряться. Ему, вроде как, предлагали пройти и сесть, если он правильно понимал госпожу, но при этом, вроде как, это было неправильно, не положено. Поэтому сначала юноша только подошел к стулу, на который указывала Эсфирь, а сесть не решался.
-Да, госпожа, это мое имя, - у Раифа складывалось стойкое чувство, что госпожа Фатали позвала его только для того, чтобы посмотреть на него, что, впрочем, не так уж и удивительно. Только почему-то немного неприятно. Но пережить можно, особенно если внимательно слушать слова госпожи, которая продолжала обращаться к слуге. А слушать Раиф умел, и умел очень хорошо. Вот только дальнейшие слова девушки еще больше выбили юного слугу из привычной колеи, чем предложение сесть, которое Раиф пока не решился принять. Юноша даже не удержался и поднял удивленный взгляд на госпожу, а его губы сжались в тонкую напряженную полоску. Раиф думал над ответом и внутренне отсчитывал секунды своего молчания. Конечно, краем глаза слуга заметил письменные принадлежности рядом на столе, и теперь эти недвусмысленные намеки госпожи… Вроде картинка была очевидная, но для Раифа, она была казалась, настолько невозможной, что в голове просто не укладывалась.
- Я даже не думал об этом, светлейшая госпожа, - неуверенным голосом начал отвечать юноша, пока его взгляд нервно метался по покоям Эсфирь, - Мне ведь совершенно не обязательно уметь читать, чтобы исполнять свои обязанности. Я… Я знаю буквы, но читать не умею, меня не учили, да и незачем, наверное.

+3

4

Эсфирь внимательно наблюдала за реакцией Раифа, и пока то, что она видела, ей нравилось. Слуга не наглел, знал своё место и явно опешил от заданного ему вопроса. На мгновение девушка задумалась, отвлёкшись от юноши. Возможно, она начала разговор неправильно, сразу прыгнув с места в тёмный омут,  и тем самым напугала мальчишку. В самом деле, с чего бы госпоже обучать слугу? Тут всякий начнёт задаваться вопросами. Но отступать было поздно – слова уже произнесены.
- Конечно, - мягко ответила девушка, слегка склонив голову, - конечно, не за чем и совершенно необязательно.
Она неспешно, с некоторой ленцой встала и подошла к открытому балкону, встав к юноше спиной и обратив свой взор на вечерний Ин-Аменас. В лучах заходящего солнца столица выглядела особенно прекрасно. Она завораживала горящими фонарями и одновременно пугала своей темнотой, заполнявшей  тихие улочки. Мерцающие огоньки лишь отгоняли её от порогов домов, но не в силах была победить её. Ночь на юге наступала стремительно, накрывая небосвод чёрным покрывалом, украшенным яркими кристаллами звёзд.
- Но разве я спрашивала тебя о том, что должно? Что обязательно, а что нет? – Эсфирь обернулась и вновь посмотрела на слугу, пытаясь поймать его взгляд.
Она пересекла покои, неслышно ступая по мягкому ковру, и встала чуть поодаль от юноши, не желая ещё больше смущать его.
- Я ведь спросила, хочешь ли ты учиться? Ты знаешь буквы. Неужели тебе не хочется уметь складывать их в слова?
Девушке вдруг пришла в голову одна мысль, и она рассмеялась, искренне и весело. Право же, он ведь вполне мог так подумать, а она только сейчас об этом догадалась.
- Не беспокойся, - отсмеявшись произнесла девушка, - я никому не расскажу о нашей беседе. Всё, что будет сказано, останется между нами, даю тебе слово.
Девушка больше не предлагала Раифу сесть. Если стоя он чувствовал себя уверенней, то пускай будет так. Ей не хотелось давить на мальчишку, он и так был в смятении и наверняка воображал себе всякие нелепости.

+3

5

Разумеется, что Раиф растерялся и не знал, как себя вести, что отвечать. Он вроде и был все еще в том же доме и в своей привычной роли, однако тон голоса госпожи Фатали, сама обстановка в комнате, в которой юноша практически никогда не был раньше, чем-то разительно отличались от того, к чему юноша привык, и это заставляло внутренне напрячься и ожидать какого-то подвоха, который юноша пока не разгадал. И самым правильным Раифу показалось, что подвох прячется в вопросе госпожи к нему. Да, верно, когда им был не наплевать, что он хочет? Если бы господин Малик счел необходимым обучить его грамоте, то это было бы исполнено. О Раифе заботился господин, и ровно так, как считал нужным, у юноши не было никаких оснований жаловаться на плохое обращение с собой. Все могло быть, куда хуже, и видя еще в нежном возрасте попрошаек и казни обычных мелких воров, слуга делал этот печальный вывод, опираясь на свой жизненный опыт, а не на чужие слова, от того он прочно закрепился в голове юноши и во многом определил дальнейшие мысли Раифа.
Когда госпожа Фатали встала, юноша внутренне только сильнее напрягся, разгневать племянницу господина ему вовсе не хотелось. Но оказывается Эсфирь хотела лишь полюбоваться на город, погружающийся во тьму и, возможно, дать слуге без ее взгляда немного привести мысли в порядок, чем Раиф незамедлительно воспользовался. Он Выдохнул, поднял взгляд и оглядел комнату, саму госпожу, стол, на котором пока нетронутыми лежали разные принадлежности для письма. Юноша на минуту задумался, что даже не уверен, что он сможет правильно их все назвать. Был мир, который был для Раифа закрыт, и это казалось ему естественно в большую часть времени, а минуты слабости, когда мальчик начинал думать “а если бы”, были редкими и недолгими.
Голос госпожи Эсфирь вновь раздался в комнате, Раиф от неожиданности поднял взгляд до этого направленный на белый листок к фигуре госпожи и не сразу сообразил, что смотрит слишком явно прямо. Поэтому на какую-то долю секунды его непонимающий взгляд пересекся с уверенным взглядом Эсфирь. Правда, юноша быстро опомнился и снова потупил взгляд в пол, тем более что слова девушки требовали ответа.
- Извините, госпожа, - только и успел произнести Раиф, прежде чем леди Фатали вернулась в комнату и, сказав всего одну фразу, вдруг рассмеялась. И вот этого юноша не понял совсем, не понял, кто или что так развеселило госпожу, и почему она перестав смеяться так же быстро, как и начала, все равно не поменяла тему их беседы. Если то, что происходило в этих покоях можно назвать беседой, поэтому что отвечать Раифу все равно было сложно. Чтобы не пообещала ему Эсфирь, факт остается фактом, его личное мнение господа у слуги никогда не спрашивали и начинать его высказывать было не просто, да и как-то странно что ли. Поэтому Раиф мялся и медлил, а когда начал говорить, то было понятно, что над своими словами юноша думает. Или не только над словами, но и над желаниями в том числе.
- Я думаю, что любые знания и умения могут быть полезны. Учится было бы мне интересно, но если господин Малик не счел необходимым меня обучить читать или чему-то иному, значит мне это не нужно и я не должен об этом думать, - и все же выражать именно свои мысли в такой обстановке у Раифа пока не получалось. Даже начав говорить от самого себя, он все равно закончил фразу так, как правильно и как он должен был сказать. Это получалось у юноши непроизвольно и было также естественно, хотя не без доли неосознанного лукавства, ведь и буквам, верховой езде и какому никакому, но владению мечом Раиф начал учиться сам, без какого-либо разрешения. Но эти навыки казались юноше необходимыми и с ними о нем никто не заговаривал из благородных господ, а значит их вроде как и не было.

+3

6

- Ты думаешь… - задумчиво произнесла Эсфирь.
Похоже, мальчишка совсем смутился и ощущал себя загнанным в угол, хоть девушке и казалось, что она была с ним вполне дружелюбна.
Забавно, но Эсфирь никогда не задумывалась над тем, каково это – быть слугой, выполнять чужие поручения и желания, забывая порой о своих собственных чаяниях и надеждах. Впрочем, ничего удивительного в этом не было. С самого детства она ни в чём не знала отказа, любое её желание выполнялось, стоило ей только пальцем пошевелить. Должна ли она была ещё думать о тех, кто был рождён для того, чтобы служить? Такова была их судьба, таковыми они родились. Кто-то рождается господином, а кто-то слугой. Один служит, другой повелевает – таков непреложный закон жизни.
Вот и Раиф рождён, чтобы служить. У него были собственные желания, но на первом месте для него стояли желания его господина. Такая преданность заслуживала уважения.  Однако Эсфирь лишь повела плечиком, хоть раздражение своё она и скрыла, продолжая по-прежнему улыбаться. И всё же мальчишка сказал то, что она хотела услышать.
Не говоря ни слова, девушка подошла к столу, откинула подол платья и уселась на стул. Лёгким движением она взяла перо, обмакнула его в чернила и аккуратным почерком вывела на пергаменте лишь одно слово:

«Раиф»

Взяв лист пергамента, девушка показала его мальчишке.
- Здесь написано твоё имя, и ты бы мог его прочесть.
Эсфирь оставила лист на столе и поднялась, сцепив пальцы в замок. Заставлять Раифа учиться она не собиралась. Ей нужно было, чтобы он сам высказал своё желание. Зачем? Пожалуй, она сама не смогла бы ответить на этот вопрос.
Девушка прошлась перед юношей, не сводя с него взгляда.
- Сейчас я дам тебе право выбора. Ты можешь уйти и больше не возвращаться. Я не вспомню о нашем разговоре и никогда не предложу тебе то, что предложила сегодня. Ты можешь остаться, и тогда мы проведём с тобой первый урок, - девушка улыбнулась, но на Раифа уже не смотрела. – Ты можешь уйти, обдумать всё как следует и вернуться завтра вечером. Ровно до завтра моё предложение будет в силе. Выбор за тобой, - Эсфирь развела руками, улыбнувшись лишь уголком рта.

Отредактировано Esther Fataly (12-06-2018 20:25:50)

+2

7

Юноше начало казаться, что он совершил какую-то оплошность, хотя что именно он сказал не так, Раиф понять не мог. Может быть, все-таки не надо было высказывать свое мнение? Но тогда почему госпожа аж несколько раз повторила эту свою просьбу? Вряд ли провокация. Зачем? Раньше леди Фатали его совсем не замечала, а теперь ведет беседу один на один, предлагает помощь в обучении, просит сказать, что слуга думает. Причем что изменилось между “раньше” и “сейчас” Раиф не улавливал совсем, как и не мог распознать оттенки интонаций голоса госпожи - слишком мало он был рядом с ней, чтобы понимать ее с полуслова, чтобы изучить ее привычки хотя бы вполовину так хорошо, как знаки и движения господина Малика. Юноша чего-то не понимал, боялся ошибиться, но при этом ему было ужасно любопытно, да и упускать такой шанс научиться читать ему не хотелось. Раиф понимал, что знания ценны, что они могут полезны, и именно поэтому знания доступны только избранным. Кто он такой, чтобы отказываться от щедрости этих самых избранных. И как было бы глупо из-за страха перед наказанием отказаться учиться, впрочем, лукавство, юный слуга прекрасно знал, что боится вовсе не наказания, а подорвать доверие господина Малика, которое, ему казалось, он приобрел.
Госпожа Фатали задумчивым голосом повторила фразу слуги, и после отошла к столику, на котором все еще лежала бумага и чернильница с пером. А Раиф не сдержал любопытства и поднял свой взгляд. Он пусть издалека, но очень внимательно ловил каждое движение пера по бумаге, на которой от этого оставался черный след символов. Очень завораживает. И буквы выглядят очень красиво, совсем не так как у стражника, который учил Раифа алфавиту. А потом госпожа сказала, что написала его, Раифа, имя. Короткое слово, ничего не значащее, но почему-то это заставило юношу добродушно, или даже как-то наивно улыбнуться.
-Мое имя, -тихо повторил слуга, наблюдая, как листок бумаги опускается на стол, и букв становится почти не видно с того места, где стоял Раиф. Ему, наверное, не нужно уметь читать и писать свое имя, оно могло бы быть любым и от этого бы суть вряд ли поменялась. Само по себе имя значит мало, куда важнее фамилия, или родовое имя. У Раифа нет ни того, ни другого и это во многом определило его судьбу. Но все равно было… Приятно что ли. От этого юноша почти незаметно улыбался, а глаза его ожили интересом. Он несколько минут смотрел на столик, пока не почувствовал на себе взгляд госпожи Фатали, которая обратно подошла к слуге и на этот раз выдвинула ультиматум. В комнате на какое-то время повисла тишина. Раиф не знал, что ответить. Он просто застыл, даже не подумав вновь склониться или хотя бы отвести взгляд. Он растерялся За свои четырнадцать лет он видел многое, но так плохо при этом знал людей. Его окружали либо такие же слуги как и он сам, которые так или иначе были связаны одним делом и одной целью, либо господа, в чьи замыслы юноша никогда не пытался проникнуть, даже не пытался их заметить. У него было четкое представление об окружающем мире, которое в последнее время все норовили разбить, заставляя Раифа думать, подозревать, решаться. Мир становился не таким однозначным, как казался раньше. И делать выбор оказывается очень не просто. Но… Госпожа Фатали любимая племянница его господина, она ведь не будет действовать за спиной своего дядюшки.
- Госпожа, я признаюсь, что Ваше предложение звучит так необычно. И то, что Вы даете мне возможность выбрать тоже. Извините, если я слишком многое себе позволяю, обычно со мной так не разговаривают люди Вашего положения. Я очень не хочу Вас оскорбить или разгневать, особенно после столь щедрого предложения, - в этот раз голос Раифа звучал немного по другому. Он говорил искренне, и это, конечно, чувствовалось. Нет, и раньше он не лукавил, просто очень старался вести себя, как его учили, а в эти минуты он почему-то позволил себе стать собой - еще очень юным мальчишкой, веселым и добродушным, который где-то глубоко внутри себя готов свернуть горы, вот только скован фамилией бастарда и чувством долга. - Я не уверен, что буду способным учеником, я слышал, что это очень сложная наука. Госпожа, будете ли Вы терпеливы и снисходительны ко мне?

+2


Вы здесь » Kelmora: End of the era » Hot that even dragons burned » Ничего и никогда не просите [18.06.1246]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC