Добро пожаловать на KELMORA!


Игровая дата: лето 1246 г.п.к.

Их основная цель — защита народа и государства в целом. Мужчина это понимал. Он был готов к возможным ранениям и даже смерти...[продолжить]

Kelmora: End of the era

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kelmora: End of the era » Hot that even dragons burned » Чёрный-чёрный замок в чёрном-чёрном лесу [05-07.06.1246]


Чёрный-чёрный замок в чёрном-чёрном лесу [05-07.06.1246]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

ЧЁРНЫЙ-ЧЁРНЫЙ ЗАМОК В ЧЁРНОМ-ЧЁРНОМ ЛЕСУ
Хвост за хвост — глаз за глаз!
http://s9.uploads.ru/WRpSl.gif
Alan Berrington & Belial Gart
5–7 июня 1246 года; старый и явно подзабытый цивилизацией охотничий «замок» какого-то лорда в Медвежьем бору, чуть меньше дня пути от Краоб Хейвена
Если кратко и по делу: «Опять ты!»
Даже в обжитом замке найдётся уйма нежилых и давно закрытых покоев, в которых остались только остовы кроватей и прикроевшие к потолочным балкам ночные кошмары. Ну а что творится в небольшой халупе, которую роднят с гордым словом «замок» только стены из камня и маразматическая упёртость выродившихся лордов? Предкам которых понадобился зачем-то перевалочный пункт в Медвежьем бору. Сунуться туда может только кто-то не очень умный. Или слишком умный — ну, тот, которому должны хорошо заплатить. Очень хорошо заплатить.

Отредактировано Alan Berrington (04-07-2018 18:23:36)

+2

2

Шикарно на охоту поехали. Просто великолепно на охоту поехали. Лучше съездить на охоту просто невозможно!

Согласиться на это мог только такой дуралей, как Алан. Потому что ну логично же ж! Куда нужно ехать за медведем? В Медвежий бор! Чай, всякие древние люди, которые называли разные места, не остолопы. И значит, в Медвежьем бору под каждой ёлкой сидит по медведю. Чинно так, сложив лапки на пузике. Заходишь в лес — и всюду медведи. Направо пойдёшь — медведя найдёшь, налево пойдёшь — медведя найдёшь, прямо пойдёшь — тоже медведя найдёшь, никуда не иди, а медведь всё равно тут. Красота, короче.
Ага. Ну да. Разумеется. Во-первых, честная компания из пяти бравых рыцарей вместе с Аланом неправильно рассчитали расстояние и въехали на опушку медвежьего бора поздним вечером, на пятый день лета. Солнце, как ему положено, пафосно и живописно умирало в крови — или где ему там умирать положено? Но бравые рыцари закатом не интересовались совершенно, потому что плутать в потёмках по лесу, где под каждой ёлкой сидят медведи — то ещё удовольствие.

У внушительного командира этого отряда на коленке даже план был. Командира звали, разумеется, Рокки. И кличку эту он сам себе выдумал, потому что по-настоящему его звали Сидни Френсис, но называли Френсис Сидни. То есть, бабой.
И план заключался в следующем: недалеко от опушки, знал Рокки, есть так называемый охотничий замок каких-то лордов, которые всегда рады открыть двери ненормальным охотникам на медведей, потому что... а вот почему, никто не спрашивал. Рады — здорово! Кто откажется от дармовых харчей и крыши над головой? Ещё лучше каменные стены в этом медвежьем царстве, ну а что бесплатный сыр бывает только в мусорном ведре, это Алана ещё не настолько жизнь потрепала. Справедливость же, все дела.
Так что до пресловутого каменного сарая добирались нервно и пригнувшись. Ворота открыли не сразу и подозрительно неохотно. А ещё Рокки о чём-то перемигнулся со старым хрычом, который на лорда походил только перстнем на пальце. Так ещё и от похлёбки недвусмысленно несло дерьмом.
Удалась охота, ничего не скажешь.

И пока молодой и наивный Алан Беррингтон костерил авантюру на чём свет стоит — не вслух, конечно, потому что это неприлично в присутствии «дамы», супруги старого хрыча, упитанной матроны со здоровым румянцем, которая чинно, как те самые медведи под ёлкой, восседала во главе стола, даже руки сложила на пузе: матрона была в тягости — на каменную халупу облизывались ещё кое-какие джентльмены. Которые, конечно, вовсе не джентльмены.
Потому что лучше берлоги для банды с большой дороги не придумаешь! Халупа была недостаточно далеко от городов, чтобы добираться до неё полжизни, но отдалённости вполне хватало, чтобы не дрожать, как овечий хвост, когда кто-нибудь проезжает мимо. Потому что мимо обычно никто не проезжал — ну разве что телеги с продовольствием для старого хрыча, да и то редко. А слава Медвежьего бора говорила сама за себя и берегла бы халупу получше трёх рвов с зубастыми тварями из Агры.

Правда, хозяин халупы был достаточно сумасшедшим, чтобы в ней жить — да ещё и плодиться! — так что обычными методами его оттуда было не выкурить. Поэтому господа не-джентльмены придумали хитрый план и пригласили помощников. «Милорда» Белиала, например, и ещё парочку. Конечно, господа обещали хорошо заплатить за такое необычное дело, но на самом-то деле не платить собирались, а прикопать где по-тихому.
Но об этом никто никому не сказал, конечно. Пока нет. А помощь нужна была очень... деликатная. Хитрый план состоял в «напужать старика, хай сам сбежит». А вот как именно напугать — это вопрос. Не приставишь же ему нож к горлу, поди доберись! А ворот без предварительной договорённости старикан не открывал. Вот и кумекай.
Кумекать господа не-джентльмены не любили и решили, что пусть кумекает кто другой. А они посмотрят. И если хорошо накумекает, то воплотят. А там разберутся.

Какая договорённость была у господина Френсиса со старым хрычом, кстати, тоже никто никому не сказал. Но она явно имела место быть.

Отредактировано Alan Berrington (04-07-2018 21:48:35)

+2

3

Не то, чтобы день начался плохо. Обычный, можно сказать, обычный летний день. Птички поют, мышки пищат, торговцы, дабы поймать мальчишку с краденым свистят. В общем и целом, самый непримечательный день в обычном городе. А вот если отправиться чуть дальше, взглянуть за границы, так сказать, то увидите вы не совсем примечательную группу людей, которые зачем-то направились в лес. И не куда-то там, а к каким-то развалинам, которые еще гордо именуются охотничьим замком.
Кобыла под Белиалом фыркнула, видимо, привлекая внимание седока и вежливо намекая, что она хочет остановиться на романтический ужин и продегустировать местную траву. Но нет, милорд остался глух к чужим страданиям, увлеченный своими мыслями. А думы думал он тяжелые. Например, что забыл он в компании этих вонючих и не очень-то элегантных ворюг. В общем-то, несмотря на то, что нанял их какой-то крайней степени престарелости лорд, они  явно не внушали бы доверия стороннему наблюдателю. Благо таких, кроме некоего Алана, который не очень удачно в прошлый раз обещал раскроить ему рожу, которая ему вроде как нравилась, не очень было много. В смысле, их вообще не было.
Да, наверное, виной всему была скука, никак иначе. Он старался чем-то занять себя, пока заказчик вернется с оцененным сворованным одухотворенным лицом какой-то зверушки, которое было выполнено из каких-то драгоценных металлов. Побрякушка как побрякушка, ничего интересного. Но от денег отказывается только идиот или блаженный, Белиал вроде как ни к одной касте не принадлежал. Оставалось ждать, пока ему торжественно вручат тяжеленький кошелек со звонкими монетами. А до того приходилось развлекать себя таким странным способом.
Похлебку, о которой отзывались все исключительно как о дерьмовой, Белиал ел с неохотой. Держа ложку двумя пальцами и стараясь не дышать. На всякий случай, он потом еще и вытер ее платочком, еще бы это избавило его от приставучего запаха. Свою порцию он осилил с трудом, но за надобностью все же осилил.
Посматривал Белиал на хозяйку, которая, кажется, поглотила еще парочку предыдущих. АХ да, простите, она была тяжела. Это теперь так называется. А не кому-то нужно меньше жрать. Нет-нет, что вы. Это же так не культурно, в присутствии дамы, да еще и леди такой-сякой так разговаривать. Наверное, Белиал был в шоке от всего происходящего или думал, что пора бы как-то проверить местную жратву, но в слух сказал что-то про боровов и их жилье. Пришлось, конечно, выгораживаться и доказывать, что речь шла ни о чем ином, а об охоте. Они же охотники. Не просто какие-то раки с горы. Или кто там был с горы? Впрочем, не важно.
Шевелить извилинами Беллу было откровенно лениво, благо, что для этого был другой крутой перец. Рокки его звали. Имя не менее крутое, надо признать. В смысле прозвище. Комплексы  у человека не позволили ему представляться именем, пришлось придумать что-то вгоняющее если не в страх, то в благолепие. Как минимум. Слышишь Рокки и думаешь, ну какой же он крутой и как хорошо будет ему денежки свои отсыпать, дабы работу он свою сделал не менее хорошо, да. Так и было все. Без сомнений.
Отмазаться от гневливых речей хозяев не удалось. Лорды они такие трепетные. И Белиал бы прослезился, когда хозяйка резко встала, во всю свою не легенькую прыть. Стол зашатался, что-то упало. Судя по крикам, еще и кто-то. И гневно уставилась на Белиала, переведя взгляд разъяренной кабанихи с него на Рокки и обратно.
- Ой, знаете, я так люблю экскурсии. Вообще жить без них не могу, - быстро проорал через стол Белиал, дабы все глухие и престарелые его тоже услышали. И по приятной привычке поднялся, постаравшись поскорее шевелить конечностями, дабы скрыться с глаз хозяйки поскорее. А то мало ли что, а вдруг она и ходить в состоянии?
Выйдя из так называемой столовой, Белл понял, что особо гулять тут негде. Да и плевать, в общем-то. Может, хоть будет шанс узнать, а зачем на самом деле всю эту толпу неприметных людей нагнали.

+2

4

Двор у «охотничьего замка» предполагался совсем небольшенький: лошадёнок привязать, тушу приволочь да и всё. Зачем временному, так сказать, пристанищу большие сады и огороды? Во-во, незачем. Если ты не живёшь здесь постоянно, конечно. А милорд старый хрыч и его похожая на кита супруга жили, так что хозяйственные службы им требовались посерьёзнее конюшни. И поэтому до высокого каменного крыльца приходилось петлять между курятником и свинарником. Откуда-то тоскливо промычала корова, и это было почти жутко. Потому что ну куда они впихнули ещё и корову? Отстойника-то тут явно нет. Бррррр!

Так что поздний летний вечер, плавно переходящий в ночь, не спешил обмахивать Белиалу виски какой-нибудь хвойной свежестью, а дохнул скотиной, прохрюкал что-то и неуверенно тявкнул. Куда ж без пса на цепи, конечно! Кому иначе кидать объедки?
Алан заметил дедулю, только когда тот поднял свою царственную задницу и скоренько направился ко входу. Трус! И тут трусит, собака. Следовать такому недостойному примеру молодой человек посчитал для себя форменным позором, поэтому храбро вступил в переговоры с террористами. То есть, с хозяйкой — о её хозяйстве. Не о том, о котором вы подумали!
Хозяйка оказалась женщиной сметливой — по-хозяйски сметливой — но в речах недалёкой. Другие бы тут не выжили, смекнул Алан, и решил не сравнивать эту матрону с Прекрасной Дамой. Вместо этого он узнал про трёх дочерей, которым удалось выжить — детей было больше, рожала эта мадам чуть ли не каждый год, но за замком образовался уже неплохой такой могильничек. Эту хладную повесть женщина рассказывала походя, как если бы говорила о котятах, которых пришлось утопить. И вместе со спёртым воздухом едальни, убогостью обстановки и этой явно выродившейся семьёй рассказ оставлял... жутковатое послевкусие. А ещё и Рокки куда-то испарился.

Между тем, за сараями намечалась какая-то возня, и это были не куры! Хотя куры тоже возились, волновались и квохтали в час неположенный. Раскормленному сторожевому псу было откровенно плевать и ничего стеречь он не собирался — или с нарушителями спокойствия был знаком. И подозрений не питал.
Непонятно было, сколько там места — между тем, что осталось от оборонительной стены, и шаткими строениями со скотинкой — но там точно что-то волокли. Кто-то приглушённо ругался, кто-то пыхтел: волокли нечто тяжкое. И на смертные грехи это вряд ли тянуло, потому что среди приглушённого бубнения можно было узнать голос Рокки. Голос Рокки вообще легко было узнать: только он выговаривал шипящие звуки с таким присвистом, что говорить шёпотом тихо у него катастрофически не получалось.

Чего спать не идёшь? — рядом с Белиалом нарисовался конопатый мужик с соломенной крышей на башке. Стригся он явно очень давно и притопал сюда не просто так: видать, заметили залётную пташку, которая вышла на экскурсию. — Выдвигаемся завтра на рассвете, надо места здешние разведать. Тропы приметить.
Фасад охотничьего замка давно потерял свой первоначальный вид, жили только на первом этаже, да и то в четырёх комнатушках, поэтому второй этаж донжона не светился. Не светился, а тускло нудил, честно говоря, и первый, но эта печальная хибарка явно не казалась уснувшей. Переползание и шушканье прямо висело в воздухе — и чужие, приглашённые под разными предлогами, явно походили на плохо сработанную ширму. Как будто крестьянская девка решила поиграть в барышню, но слишком привыкла срать прямо посреди поля.

+2

5

Собаки гавкают (или то был один главный пес, который и функции-то свои охотничьи не очень выполнял?), свиньи хрюкают, корова мычит. Вопрос о том, что он лучше бы послушал птичек в лесу или еще чего, не поднимался. Как и тот, почему хозяева решили так отчаянно цепляться за этот не очень-то приспособленный клочок земли, да еще поселились здесь. И плодятся, как крысы. Белиал передернул плечами, фантазия не оставляла места для приятных ощущений.
Пока он прислушивался, нет ли громкого топота обиженной хозяйки за ним, в звуки сельского быта одного бывшего лордского домика стремительно врывались звуки, будто кто-то что-то очень тяжелое тащил. Мужчина отвлекся на эту неожиданность, прислушался. Да, кажется, он был прав. Действительно, что-то происходило без его ведома. Он, конечно, сильно не терзал себя иллюзорными мыслями на сей счет. Все же то, что цели Рокки отличались от озвученных остальным сильно отличались.
Только он сделал шаг, дабы узнать, в чем дело, как перед ним выросла фигура одного из банды Рокки. Досадливо цыкнул про себя Белл, что раскрытие всех тайн откладывается на потом. Что огорчало и могло вызвать очень чуткий сон.
- Какая трогательная забота, но я как-нибудь сам разберусь, красавчик, - игриво подмигнул мужику Белиал, дабы тот вышел из себя, а там, может, и удалось бы что-то узнать. И, пока в его крошечном мозгу раздражение перерастало в желание начистить морду этому выскочке, Белиал лишь отчаянно и обезоруживающе улыбался. Готовясь, конечно, дать деру, как обычно. Но не тут-то было
Внезапно раздался тягучий, долгий, леденящий душу крик, переходящий в нечеловеческие стенания. Парочка не свершившихся драчунов встала, как вкопанные. Вокруг стихли все звуки, будто разом все выключили. Кажется, подобное испугало и всяческих букашек лесных, не то, что людей. И, не давая опомниться, стон повторился, только уже уверенно напоминающий рычания и крупными буквами сообщающий, что, ребята, здесь все не так просто и шли бы вы отсюда по добру и по здорову. Прошла долгая минута, после чего звуки вернулись в лес, свиньи начали обеспокоенно хрюкать,  а разжиревший пес стойко поднялся на лапы. Белл посмотрел на заботливого разбойника, который уже и забыл, чего он тут докапывался. По его лицу было видно, что Рокки даже своим не все сообщает. А, может, он и сам не в курсе, что это здесь такое происходит?
- Эт че было? - наконец, трудная мыслительная деятельность заставила мужика снова заговорить, отчего Белиал лишь пожал плечами, да повернулся.
- Пожелание спокойной ночи, видимо, - и вернулся в развалины, дабы не мозолить глаза. Ну и, конечно, хотелось посмотреть на хозяев, дабы узнать, в курсе ли хотя бы они обо всем этом. Или же они уже привыкшие к подобным звуковым сопровождениям, ничего страшного, всякое случается, как говорится.
На возвращение мужчины никто не обратил ровным счетом никакого внимания. За столом кипел спор, а хозяйка чуть не побила хозяина, который успел струсить. Все становится чудесатее и чудесатее, надо признать. Это было весьма интересно.

+2

6

Хозяин ажно поперхнулся. Кусок стал поперёк горла, бедняга принялся сипеть и синеть, едва концы не отдал! Так что начало насилия в семье было вполне обоснованным: супружница старого хрыча попросту спасала, а потом вошла в раж. Увлекающаяся она была женщина, м-да.
Ни Белиал, ни кто-то ещё не видели, что тащившие что-то за стенами хозяйственных служб люди довольно переглянулись. И Рокки был среди них, ажно крякнул от удовольствия.

В едальне стоял гул взбудораженных голосов. Спорили вот о чём: кто кричал — человек или зверь? А если это зверь, то какой зверь? Может быть, в ловушку попал, в капкан? Кто-нибудь слышал, как от боли вопят те же лоси? Леденящие душу звуки! Пока вариантов было несколько: это большой зверь попал в ловушку, это какое-то чудо-юдо и оно сожрёт нас всех ночью, это поехавшее дитятко вот этого старого хрыча (говорилось шёпотом, чтобы не прогневить хозяйку). Самым задорным был вариант с чудом-юдом, но на умалишённую тоже ставили.
В конце-концов какой-то смазливый парнишка с тёмными кудрями (Алан, конечно, кому бы ещё пришла в голову такая дурь?) решил спросить хозяйку. Потому что почтенная матрона пребывала в самом спокойном расположении духа: всякие вопли не пугали её, даже в обременённом пузом состоянии. Так что явиться на свет недоношенным чаду не грозило.

Так это старый лорд приходил, — ответила она, как будто рассказывала, что корова вчера отелилась. — А то вы не знаете? Это ж старый замок, раньше в замке жили лорды. Лорд. С лордихой и лордятами. Убивать зверушек любил, нечисть. Суровый был шибко. А потом раз поехал он на охоту и не вернулся. Заблукал, вишь, в этих чащобах. Вот и бродит, ищет дорогу домой. Только не рады ему теперь тут, ха-ххха! — она торжествующе ляснула кулаком по столу и встала. Присобрала юбки и удалилась так важно, как будто куль золота на голове несла. Правда, остановилась, чтобы потрепать смазливого паренька по затылку, так у Алана чуть голова не укатилась под стол от таких изъявлений чувств.
Старый хрыч посмотрел по сторонам, посмотрел и решил тоже удалиться. Время-то детское кончилось! А тут такие потрясения.

Ну да, старый лорд! Держи карман шире! — хохотнул Рокки, который всё это время подпирал плечом дверной косяк. Когда только успел появиться? — Лось ногу сломал или медведь задницей на колючки плюхнулся. Чего уши развесили? На рассвете должны быть в сёдлах!
Он энергично хлопнул в ладоши, потёр их эдак предвкушающе, а потом отправился разбираться, где добрых молодцев почивать уложат. И выходя в какую-то дверь, Рокки с удовольствием потянулся, а потом повёл плечами — как человек, только что хорошо поработавший.

+2

7

Наверное, если бы Белиалу суждено было увидеть довольные рожи подельников Рокки или же самого Рокки, то он бы совершенно иначе стал относиться ко всей этой странной ситуации. Он никогда не был трусом, но вот эти вот звуки как раз были о том, что обычно детям рассказывают на ночь, чтобы боялись перед сном выйти пописать.
Хозяйка, похоже, подумала, что ей бы неплохо стать вдовой прямо сейчас, пока там эта штуковина не добралась до их халупы и не сожрала все их расхреневшее семейство. Предположения делались весьма странные. Чуда-юда не водились в этих широтах уже лет пятнадцать, как уверенно заливал в уши остальным один из присутствующих разбойников.  Белиал молча подошел к своему месту, которое так и осталось свободным после ужина, все так же молча поднял кружку с каким-то отвратным, как и все здесь, пойлом и, аккуратно оттопырив мизинец, качественно к кружке приложился. Крякнул от удовольствия, вытерев щетину, которая уже стала преобразовываться в усы и бороду.
Интересный был рассказ про старого лорда был тут же встречен возбужденными криками, а Белиал навострил уши. Хорошо и правдиво рассказывает, шельмец. А вдруг, и в этой сказке есть доля правды?
Когда Рокки вышел в сторону опочивален, мужчина лишь проводил его раздраженным взглядом. Главарь этой разношерстной банды не выглядит уж очень-то настороженным внезапными криками умирающей выпи. Это настораживало самого мошенника. Как бы кто кого вокруг пальца-то не окрутил.
Но, так или иначе, вечер утра мудренее. Надо было последовать примеру прочих и отправиться спать.

Уснуть толком так и не получилось. Пусть он и  выбрал себе лучший соломенный тюфяк из всех прочих, но даже он настолько отчаянно вонял мочой, что даже неприхотливый к походным условиям Белл отчаянно ворочался, пытаясь отвлечься от отвратного запаха. Луна еще, та еще стерва, призывно мигала и подсвечивала дорожку вдоль комнаты с храпящими мужиками, которые, видимо, знавали темницы и похуже. Принцесса на горошине, вот кто бы мог подумать.
Мужчина раздраженно сел, пытаясь собраться с мыслями и дальше уже, как всегда, уснуть хоть бы где. Поспать все же надо. Решил подойти к окну, чтобы показать кулак луне, но взгляд его ненароком упал вниз, так и остался. Какая-то огромная фигура возвышалась среди деревьев, недвижимо и вечно. Словно статуя. Но еще пару часов назад там ничего не было!
Белл протер глаза, постаравшись проморгаться. Ничего не изменилось. Списав все на хорошие недосыпные глюки и, на всякий случай, оглядываясь назад, мужчина вернулся на свое лежбище и закрыл глаза, удивительно быстро провалившись в тревожную и чуткую дремоту.

+1

8

Алана, наоборот, бессонница ни разу не угнетала. Он даже рад был: мечтательно так разглядывал старые потолочные балки, как будто гадал, которая из них сверзиться на весь честной народ первой. Ну, ладно, народ был совсем не честный, но умирать-то никому не хотелось! Тем более, что размышлял он — Алан, не народ — о вещах более абстрактных.
Например, о том, с какими ужасными опасностями придётся столкнуться храбрым рыцарям завтрашним утром. Рассказ хозяйки дивно срифмовался с ужасными воплями! И так она складно баила, как будто нежить совершала моцион после ужина каждый день в строго отмерянное время. Но хозяин-то чуть в штаны не наложил! Так может, хозяйка в сговоре с хтоьню? С неё станется, очень решительная женщина. Хорошо, что Рокки не верит во все эти бабские байки, ага.

Моцион решила совершить не только хтонь, и Алан чуть не подпрыгнул там, где лежал. Но это была не хтонь, это был дедуля — который на хтонь ну никак не тянул. И чего он там таращится в мутное оконце, которое в честь летнего времени не было затянуто бычьим пузырём и пропускало комаров, как открытые ворота?
Алан старательно выжидал и не шевелился. И когда дедуля улёгся назад на свой тюфяк и перестал подавать признаки бодрствования, поднялся уже сам. Тёмная громадина в чахлом садочке, который был виден отсюда, но со двора совершенно не просматривался, только укрепила поборника Справедливости в мысли о том, что хозяйка что-то знает. Но молчит. А спрашивать у неё правду — так легче пойти подружиться с медведем. Ну, одним из тех, которые сидят под ёлками.

Рокки принялся расталкивать господ-охотников за полчаса до рассвета: небо уже посветлело, звёзды растворились, подались назад, чтобы дать дорогу светилу. Светило, впрочем, не спешило выходить на марш: лениво ворочалось в постели где-то там, за горизонтом и просило ещё пять минуточек.
Расталкивал народ Рокки в прямом смысле этого слова: носком сапога в рёбра. И выглядел таким цветущим и отдохнувшим, как будто прям сегодня женится на принцессе, а не ворочался в душном свинарнике. Алану очень хотелось от души макнуться головой в бочку с водой, но такой в пределах досягаемости не наблюдалось. Так что приходилось изображать из себя жвачное животное и плеваться на пол: во рту как будто кошки насрали.

Хозяйки и хозяина, а также их отпрысков нигде не наблюдалось. В комнате-едальне на столе дымился котёл той же похлёбки, которой дорогих гостей потчевали вчера — в этом уединённом местечке, кажись, ничего другого варить не умели.
Так, парни, — Рокки скрестил руки на груди, изображая из себя серьёзного человека. — Делимся на группы по пять. Задача на сегодня: обшарить места вокруг замка и понять, что и где тут водится. Чем больше зверушек положим, тем больше бабла загребём.

И надо ж было такому случиться, что «дедуля» и «мелкий выскочка» — то бишь, Белиал и Алан — попали в один разведотряд.

+1

9

Во рту у Белиала по утру кошки никоим образом не срали, потому что он, как предусмотрительный человек, да и за годы натренировавшийся, уверенно достал из подсумка листик мяты и харизматично его же и жевал. Со смаком и расстановкой. Большинство мужиков не заморачивалось запахом изо рта после дрянной похлебки и не менее отвратительного сна. А кто-то слишком громко храпел до сих пор.
Когда Рокки пришел всех полюбовно будить сапогом, Белл был уже на ногах, да еще и во всеоружии, к тому же. Лишь оскалился, когда главарь недовольно на него посмотрел. Впрочем, Рокки был достаточно доволен жизнью и будто не в курсе происходящего.

Завтрак был чрезвычайно аппетитен, словно вчерашний. Повара старались на славу, не ударить в грязь лицом и честь свою прославить на всю округу, наверное. Иначе как объяснить, что в миске снова плескалось это бурое варево, которое по недоразумению сейчас еще и омлетом назвали? Где здесь были яйца? В тарелке, по крайней мере, Белиал их не нашел, ну а своими личными запасами из штанов делиться не собирался.
Кто бы мог подумать, что он окажется в одной команде с недавним выскочкой? Наверное, это было то, чего он ожидал от подлой судьбы. Но выбирать не приходилось, все же не дети малые. Как мелкий оказался здесь вообще, Белл до сих пор понять не мог, в общем-то.
- С чего ты взял, что на севере лучше? - когда какой-то верзила из разбойничьей тусовки решил направить мини-отряд подальше от ночной галлюцинации,  Белиалу это ни капельки не понравилось. Он хотел увидеть, что же там такое. А если той темной хрени не осталось, то следы-то какие-то должны быть? Такую дуру еще утащить надо было, дабы не травинки не примять.
- Да похрен мне, веди, раз самый умный, - сплюнул верзила, устраиваясь поудобнее в седле и не собираясь тратить нервы на тех, кто решил повыделываться. Береженого как известно все берегут.
Белиал же пожал плечами, уверенно направившись в сторону чахлой лесополосы, в которой уже не было заметно никаких чудовищ, даже издалека. Занятно.
Он ненадолго задержался на предположительной стоянке чудищ лесных, но увидел лишь чахленькую в одном месте траву, которая как будто решила отмереть вперед сезона. Ну а дальше он повел людей по следам из пожухлой травы, ну и по пути не забывал на звериные тропы поглядывать, конечно.

+2

10

Алан тоже не был в восторге от прогулки по потенциально опасным местам в компании дедули. Потому что дедуля уже один раз дал задний ход, а как если второй раз произойдёт та же петрушка? Непонятно, м-да. И командовать тут решил, великий и ужасный следопыт! Вот хотел же тот мужик двигать подальше от странных воплей и искать вполне себе обычных и понятных медведей, так нет же! Давайте нарвёмся на приключения и будем радостно ждать, пока приключения не настучат нам по башке! Пф.
Вслух этого всего Алан, разумеется, не сказал, потому что не хотел показаться сварливым... дедулькой. Ага. Роль-то уже занята, и вот совсем не дело жрать чужой хлеб. Поэтому он перехватил поводья своей кобылки в одну руку, а вторую положил на эфес меча. Ну, на всякий случай. Вдруг враги появятся?

Враги появляться не спешили. Бодрая компания пересекла поляну, на которой стояли остатки замка, и тут дедуля явно что-то заметил. Алан, не будь дурак, посмотрел туда же... и? Ну, трава. Ну, малёк выгорела. Ну и что? Ну да, только в одном места плямба такая, как будто туда или плеснули чего ядовитого, или специально гоняли блики солнца хорошенько начищенным котлом.
Интереснее было то, что эти плямбы попадались практически через равные промежутки и были навязчиво похожи на... следы? Но это ж какие должны быть ножищи? Ножища? Алан стал оглядываться — и правда, по другую сторону маленького отряда из пяти человек тоже были эти плямбы. Он нахмурил лоб и решил поделиться великой мудростью:
Парни, вам эти пятна ничего не напоминают? Какие-то они слишком... предсказуемые, — он махнул рукой вокруг себя. С лошади не сказать было, действительно это следы или как. Не вырисовывалось полной картины. — Откуда они взялись здесь?
Алан подумал-подумал, каких он знал чудищ — и как-то ни одно не подходило. Но знатоком хтоней человекожрущих рыцарям быть и не полагалось, мрут-то они всегда одним способом.

А как если это та тварь, которая орала? Шарилась вокруг замка ночью, а днём уползла спать? — спросил ещё один горе-охотник, который до сих пор помалкивал. В его словах была логика, потому что ну все знают, что разные страхолюдины шарятся ночью, а на свет не вылазят. Аллергия, наверное.
Останавливаться «парни» и не думали, перебрасываясь этими глубокими знаниями на ходу, потому что останавливаться, когда вокруг тебя такие следы — это ж почти самоубийство. А следы, если это были они, скоро исчезли. Тут Алан, невзирая на осторожность, таки сказал своей кобылке «тпррру» и запрокинул голову назад, как будто тварь должна была взлететь. В ветвях близлежащего дерева действительно что-то запуталось. Что-то небольшое.

+1

11

Раздраженно потоптавшись вокруг очередного следа, Белиал фыркнул задиристо. Это попахивало какой-то жуткой махинацией, но раздражало его не это, а то, что именно его, самого главного парня на деревне, пытались обвести вокруг пальца и заставить делать что-то крайне подозрительное. И зачем он сюда вписался, спрашивается?
Тот малец, что пару дней назад вскакивал в таверне и требовал выдать ему леща, оказался в данный момент самым решительным озвучить все то, что и мучило его самого. Наверное, стоило ему сказать спасибо за это, но этого, конечно, мужчина делать не будет.
- Уж не за ней ли нас на охоту послали? - усмехнулся Белиал, не выдержав этой тишины, которая внезапно повисла над отрядом. Ну вот еще, как маленьким детям не хватало пугаться каких-то прогалин в траве. Хотя, конечно, мужчина не отрицал, что то ночное зрелище вывело его из колеи и встречаться с этим чудищем непонятным не было никакого желания. Что они могут сделать-то, в пять недокормленных рыл? Зубочистками потыкать? А вдруг оно пукнет и умрет от собственной вони? Или как там это обычно делается у важных и геройских ребят?
Белиал Гарт не был героем, даже более того, он считал всех героев идиотами. Ну а кем еще считать того, кто лезет к чудовищу в пасть? По тому и была у него излюбленная тактика, чуть что, давать по тапкам и скрываться с места преступления. Наверное, поэтому он еще ни разу не был пойман, да и морду лица ему правили не то, чтобы очень часто. А это уже радовало.
Внезапно раздался грохот, будто к охотникам несся огромный-преогромный слон,  у которого еще и при этом и уши чесались против ветра бегать. Лошади недовольно и испуганно заржали, попытавшись сбросить седоков.
- Ох, мать его. Я сваливаю, - тот самый верзила оказался и самым трусливым парнем, который ударил коня по крупу и сорвался куда-то в глубь леса, где по его мнению никак не могло быть ничего ужасного. Остальные же успокаивали лошадей и старались опасливо смотреть друг на друга, чтобы никто еще не сбежал. А то мало ли, чудище решит выбраться из спячки, чтобы перекусить людским мясцом с утра пораньше.
- Трус, - сплюнул один парней, хотя у него все поджилки так еще и тряслись. Со стороны, куда убежал бедолага, раздался душераздирающий человеческий крик, отчего все разом повернулись в ту сторону. Убегать всем резко перехотелось, как и и спешить на помощь, впрочем.

+2

12

И в повисшей тишине раздался неторопливый и глухой звук лошадиных копыт, как будто всадник пустил свою ездовую скотинку шагом. Не хотел пересчитать лбом все ветки, нежный какой. И эта неторопливая и даже степенная походка коня так резко контрастировала с воплем, что казалась почти комичной. А потом из-за деревьев появился — кто бы вы думали? — Рокки собственной персоной. И он был один.
Степенная походка его лошади оказалась просто усталой: скотинка знатно выдохлась и едва язык не вывалила, бока лошади лоснились от пота, а присмотревшись, Алан заметил на её губах клочья пены. Или это воображение разыгралось?

Рокки окинул группку очень недовольным взглядом: явно не ожидал никого увидеть, но всё-таки махнул и направил несчастное животное в сторону людей. Алану это знатно не понравилось, и он искоса глянул на дедулю. Надо отдать должное этому жуликоватому трусу, пока он демонстрировал наличие мозга куда увереннее, чем все остальные.
Надо подобраться поближе и посмотреть, кто сожрал того парня, — негромко сказал Алан, пока кобыла Рокки ковыляла в их сторону. — Не хочу, чтобы оно напало со спины.
И, не дожидаясь ни согласия, ни возражений, причмокнул губами и погарцевал в сторону вопля. Рокки остановил кобылу и повернул за Аланом, махнув оставшимся: мол, давайте тоже сюда. Морда у Рокки стала ещё кислее, чем была. Осечка вышла или напугался воплей? И почему один-одинёшенек?

Алан остановился очень скоро, на крохотной полянке около тоненького источника. Несчастному громиле не повезло: он валялся тут же, в располовиненном состоянии. Кровища образовывала живописную лужу, стекала в родник и окрашивала его в малиновый. Где-то над головой каркнула ворона: ходют тут всякие, ну. Но падальщиков видно не было. Твари, впрочем, тоже. А вот громила, кажется, булькал.
Алан хотел было спешиться и рассмотреть верхнюю половину громилы повнимательнее, но Рокки его опередил. И как только сумел так быстро и тихо подгрести? Короткий нож вошёл в грудину громилы по рукоять, глаза громилы дёрнулись, он булькнул погромче и сдох окончательно.
Чтобы не мучался, — коротко объяснил Рокки и ухмыльнулся. — Нашли что, герои?

Алан сплюнул. Рассказывать про проплешины ему очень не хотелось, потому что мутный какой-то товарищ этот их главнюк. И никогда в особой любви к ближнему своему замечен не был, а верхняя половина полутрупа могла чего интересного рассказать. И вместо того, чтобы отчитаться про слонопотамов, Алан стал присматриваться к ветвям деревьев вокруг. Он уже готов был подозревать даже ловушку. Ну, мало ли, какие умные твари тут водятся? Человечинку ловить — оно очень удобно. На вопли, ага.

0


Вы здесь » Kelmora: End of the era » Hot that even dragons burned » Чёрный-чёрный замок в чёрном-чёрном лесу [05-07.06.1246]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC