Добро пожаловать на KELMORA!


Игровая дата: лето 1246 г.п.к.

Их основная цель — защита народа и государства в целом. Мужчина это понимал. Он был готов к возможным ранениям и даже смерти...[продолжить]

Kelmora: End of the era

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kelmora: End of the era » Неактуальные эпизоды » О возвращении к истокам [07.06.1241.]


О возвращении к истокам [07.06.1241.]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

О ВОЗВРАЩЕНИИ К ИСТОКАМ
https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/03/67d060cb0fa93cce1abc71a894ec7906.gif https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/03/9e650f874b3aa26bb330c8a4faae8fd7.gif
Heilsind Winigard, Ermelina Winigard
Седьмое июня 1241 года; Нордхейм, Фридланд, замок лорда Винигарда
Одна из поездок королевы Хейлсинд в родной Фридланд. На этот раз  - вместе с дочерью. Юной принцессе полезно будет лучше узнать те места, где выросла её мать. А ещё поближе познакомиться с роднёй. Ведь всегда нужно помнить, откуда идут твои корни…

Отредактировано Ermelina Winigard (14-03-2018 21:48:54)

+2

2

Хейлсинд смотрит на дочь и вспоминает себя в ее годы. Жизнь тогда была совсем иной.
Ей совершенно не страшно оглядываться назад, делать выводы, ворошить моменты прошлого, чтобы напомнить себе, насколько сильно она отличается от Эрмелины. И насколько сильнее воля её юной принцессы, которая вглядывается в бесконечный горизонт, что простирается перед их глазами.
До Фридланда оставалось чуть менее часа пути.
Хейлсинд уже много лет не бывала в этих землях. Возможно, виной тому были непростые отношения с отцом, или же полное отчуждение от мест, в которых она провела только лишь юные годы, она не знала. Фира, что в юном возрасте впервые почуяла нити, прикоснулась к ним, распробовала их опьяняющий вкус силы, была рано отправлена на магический остров и рано была предоставлена самой себе.
Но это быстро пришлось ей по душе.
Лианфир был более родным местом, чем холодный, мрачный замок, хоть и блистающий на солнце словно хрусталь.
Для Эрмелины же, это место было совершенно чужим. Когда они были тут в последний раз? Двадцать, или быть может тридцать лет назад? А когда Хейльберт видел последний раз свою внучку? Бывал ли он на Лианфире за последние десятки лет? Как он выглядит теперь?
Вопросы, которые крутились в голове Хейлсинд, не позволяли ей уснуть. Сани, в которые они пересели ранее (ведь Фридланд нередко оказывается в снегу даже летом), не позволяли женщине скинуть меховой капюшон с головы, но она не особенно желала это делать. Фира слишком хорошо помнила эти места с ее последней поездки и могла ориентироваться здесь с закрытыми глазами, ведь Воздух уже давно стал ее сообщником.
Как и предполагала королева, они оказались на месте примерно в то время, о котором она подумала. Замок, при вечернем солнечном свете слабо сверкал, холодные грани переливали всевозможными оттенками, создавая впечатление миража, который им грезится. “Столько лет прошло, а ничего не изменилось” – с долей удивление подумала женщина, но стала высказывать свои мысли вслух. Ей было гораздо интереснее послушать, что думает на этот счет ее дочь, какое впечатление производит на нее это место. Трепет, волнение, гордость, разочарование?
Их встретил брат. Хейльвин был уже не так блистателен, как тридцать лет назад, но все так же умудрялся сохранить природную привлекательность и легкую ироничную улыбку на лице.
– Хейльвин, дорогой брат, ты же помнишь свою племянницу Эрмелину? – женщина крепко пожала руку брата, и обратила свой взор на дочь. Удивительно, но девушка настолько естественно смотрелась в этих краях, как будто была здесь рождена и прожила здесь всю свою жизнь.
Зимний цветок Нордхейма. Кажется, так называют люди Эрмелину, и, пожалуй, в этом Хейлсинд не могла сомневаться. Хрупкая красота ее дочери была предметом обсуждений не только при дворе, но и за его пределами.
– С последней встречи, ее высочество выросло на целую голову. Или даже чуть больше, – шутливо парировал он, – Надеюсь, поездка не была для вас утомительной. Я постарался сделать так, чтобы никто не докучал Вам вниманием первое время, поэтому держал ваш приезд в строжайшем секрете. Но даже у стен есть уши и мне, буквально, пришлось отваживать нежданных гостей прямо с порога дома, – усмехнулся мужчина, – Не желаете передохнуть? – он поочередно посмотрел на сестру, затем на племянницу, а затем спокойно добавил, – А я пока разберусь с лошадьми и раздам необходимые поручения.
– Мы устали с дороги, поэтому не отказались бы от небольшого отдыха, – спокойно ответила Хейлсинд на резонный вопрос мужчины. О том, почему отец не присутствует при таком важном визите, она старалась не думать, впрочем, ничего другого она не ожидала получить, поэтому знала, что следует просто подождать определенного момента. Лорд Фридланда сам даст о себе знать, когда будет готов увидеть дочь или внучку.
– Ты бы хотела увидеть свои покои, Эрмелина? – женщина обернулась к дочери, снимая капюшон с головы. За столько лет, Хейлсинд так и не смогла пересилить себя и называть дочь ласковым сокращением ее имени, или вообще обращаться к ней чуть нежнее, как она, например, обращалась к сыну. Странное раздвоение чувств, странное отношения к своим детям, которых, она, безусловно, любила, но любила какой-то странной, различной любовью и которую, они никак не могла в себе видоизменить, чтобы отдавать ее в равных количествам и сыну и дочери.

+2

3

Эрмелина любовалась медленно приближающими очертаниями фридландского замка. Представший перед ними в лучах закатного июньского солнца, он был настолько великолепен и красив, что Эрмелине хотелось немедленно взять холст и постараться нарисовать его. Запечатлеть его льдистые грани, особенно прекрасные в этот июньский вечер. Фира надеялась, чтобы во время пребывания во Фридланде у неё найдётся на это время.
Принцесса пыталась вызвать в памяти  свои самые первые, ещё полудетские, воспоминания.  Тогда она оказалась здесь ночью, в метель, и всё, что смогла увидеть - только неясные тёмные очертания большой крепости. Потом, за время своего пребывания во Фридланде, она смогла разглядеть всю чарующую, волшебную красоту древней обители предков. Однако сейчас Эрмелина поймала себя на мысли, что если бы тогда королевский кортеж прибыл бы сюда в такой же, как и сегодня, ясный вечер, то её впечатления были бы намного сильнее и ярче.
Эрмелина ожидала этой поездки с большим интересом. Не сказать, чтобы принцесса с нетерпением считала дни с того момента, как узнала о предстоящем визите к своему лорду деду, но новость о поездке определённо не оставила её равнодушной. Она хотела встретиться с родственниками, которых не видела уже много лет. Увидеть деда, дядю… Поговорить с ними, посмотреть, изменились ли они за эти долгие годы. Взглянуть с высоты своего нового жизненного опыта, и либо подтвердить, либо так или иначе пересмотреть своё мнение о Винигардах из Фридланда.
Именно здесь, во Фридланде, родилась её мать, в этом самом месте прошло детство будущей королевы Нордхейма. Первые, самые ранние, годы. В прошлый свой приезд сюда Эрмелина сильно не задумывалась об этом. Теперь же эти мысли возникали каждый раз, когда взгляд принцессы падал на сидящую рядом с ней мать. Сможет ли этот визит помочь Эрмелине лучше понять её?
Когда сани подъехали к замку, Эрмелина сразу узнала в вышедшем навстречу мужчине дядю. Принцесса вслушивалась в обмен приветствиями между братом и сестрой, внимательно рассматривая лорда Хейльвина. Она кровью связана с этим фиром, но почти не знает его. Эрмелина перевела взгляд на Хейлсинд, пытаясь понять, как много общего у матери с дядей. Принцесса сравнивала их черты лица. Старалась понять, было ли что-то общее в их манере держаться, походке, движениях головы.  В мимике, наконец. Сколько было того, что говорило несведущему человеку, видящему Хейлсинд и Хейльвина первый раз в жизни и не знающему о их родстве, что он перед ним - родные брат и сестра?
- Я рада снова встретиться с вами, дядя Хейльвин, - доброжелательным и вежливым тоном здоровается Эрмелина. Это не было формальным приветствием с её стороны – она действительно рада. Хотя, конечно, и не той горячей радостью от встречи с невероятно близким человеком после долгой разлуки, от которой сердце выпрыгивает из груди, а губы помимо воли растягиваются в широкой улыбке.
Деда не было видно, и это показалось Эрмелине несколько странным. Обычно лорды тех краёв, где принцессе довелось побывать, всегда выходили встречать членов королевской семьи, если тем вздымалось навестить их. И попробуй не встреть – навлечёшь на себя большие проблемы. Только очень серьёзная причина, например приковавшая к постели болезнь, могла освободить их от этой обязанности.
Тут же не просто королева с принцессой, тут ещё и дочь с внучкой, которых лорд Хейльбрет не видел долгие годы. Эрмелина подумала, что в этом и дело. Недопустимо лорду проигнорировать королеву и принцессу. Но так вполне мог поступить отец и дед, решивший по каким-то своим причинам не встречать ближайшую родню. Предположение, что случилось какое-то серьёзное происшествие, ставшее причиной отсутствия лорда Фридланда, она не рассматривала, ведь в таком случае дядя сообщил бы об этом сразу.
Эрмелина никогда не спрашивала, почему мать так долго не бывала в родных местах, и почему в своих приездах в Рингенвальд принцесса ни разу не встретила там лорда Хейльбрета. Могла ли иметь место какая-то размолвка между ним и Хейлсинд? Или мать с дедом никогда не имели сильной связи между собой, и не нуждались в обществе друг друга? Что вообще значила родня из Фридланда для неё? Эрмелина с лёгкой грустью подумала, что куда больше знает о взаимоотношениях между королями древности, чем между родной матерью и дедом.
- Это было бы весьма неплохо, - кивает Эрмелина на вопрос, что задала ей Хейлсинд, – Мне хотелось бы немного привести себя в порядок.

+1


Вы здесь » Kelmora: End of the era » Неактуальные эпизоды » О возвращении к истокам [07.06.1241.]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC