Добро пожаловать на KELMORA!


Игровая дата: лето 1246 г.п.к.

Их основная цель — защита народа и государства в целом. Мужчина это понимал. Он был готов к возможным ранениям и даже смерти...[продолжить]

Kelmora: End of the era

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kelmora: End of the era » Hot that even dragons burned » it's peaceful in the deep [03.05.1246]


it's peaceful in the deep [03.05.1246]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

IT'S PEACEFUL IN THE DEEP
broken records – dia dos namorados!
https://i.imgur.com/SI9EH3F.gif https://i.imgur.com/XmBeO8z.gif
Heilsind Winigard & Annar Berggren
Май 1246 г.п.к.; Земли Силькеборга.
Лорду Берггрену стало значительно хуже, и Аннар решает вернуться в родные земли. Но чего он точно не ожидает, так это приезд королевы и ее желание обсудить столь щепетильные темы.

Отредактировано Annar Berggren (31-03-2018 21:33:35)

+5

2

♫ Jonsi – Hengilás

   Аннар вздыхает и прикрывает глаза. Делая глубокий вдох, он ощущает сладостный запах приближающегося лета. В Нордхейме летние месяцы не настолько жаркие, как в Эйсгарте и, тем более, Агре. Они пропитаны северным спокойствием и приятной прохладой, и тем легче было это время переносить. Для Силькеборга эти месяцы и вовсе считаются самыми прекрасными, ведь в местных оранжереях расцветают их знаменитые, белоснежные силькеборгские розы — их мягкие, чуть сверкающие лепестки изумительно красиво отражают по ночам звездное свечение, словно морская гладь зеркалит ночное небо. Весь город, кажется, горит изнутри, и единожды увидев это зрелище, любой путник назовет это мгновение самым прекрасным, что он когда-либо видел. Слухи о красоте этого места распространились далеко за пределы Нордхейма, и Берггрен сам неоднократно являлся свидетелем этих слухов. И в своих детских воспоминаниях он также видел свои земли в том величии, о котором так восхищенно говорят люди по всему свету. Однако реальность была куда более прозаичной.
   Открыв глаза, мужчина с замиранием сердца оглядел некогда величественную силькеборгскую богорощу. Даже неопытному глазу было заметно увядание местной флоры — от былого великолепия осталась лишь мрачная тень, которая с каждым днем становилась все более и более поглощающей. Наблюдать за этим Аннару было просто невыносимо. Раз за разом он плел самые разные узоры, проводил часы у источника, изучил, казалось, практически всю библиотеку Лианфира, но всего этого было недостаточно. Недостаточно для того, чтобы восстановить хотя бы немного это место. Источник, как бы странно это ни звучало, истощался. Фир чувствовал это как никто другой из его семейства — он не мог больше черпать достаточно сил из местного источника, все чаще прибегая к внутренним силам, что было крайне опасно. Ему приходилось ездить к другим источникам, чтобы дополнять силы, но неужели так будет продолжаться и дальше? Берггрен злился. Злился на всю эту ситуация и, главное, на себя самого. Что не у него недостаточно сил, чтобы решить эту ситуацию. Что он становится беспомощным, когда на кону стоит так много. И эта злость разрывала мужчину на части.
   И не только одному Берггрену младшему стало хуже. Его многоуважаемый отец, лорд этих земель, находился на грани жизни и смерти. Ему было семьдесят два года — вполне средний возраст для фира — но Викар выглядел, как и чувствовал себя уже стариком. Отказавшись покидать Силькеборг, он обрек себя на скоро увядание вдали от сильных источников. И вот теперь глава этих земель не мог даже встать с кровати от сильнейшей болезни. У Аннара сжималось сердце от осознания того, что совсем скоро он может лишиться и второго родителя. Считая своего отца самым мудрым и справедливым, он сомневался в том, что его брат сможет управлять лэндом также, как их отец до него. Разумеется, мужчина намеревался помогать Реннеру, но их разногласия последних нескольких месяцев ставили под угрозу все намерения. Казалось, впервые в своей жизни фир чувствовал столько противоречивых эмоций одновременно: злость, беспомощность, боль, страх... Круг за кругом эти чувства смешивались, одолевали его разум и сердце, заставляя терять столь привычное ему самообладание.
   Мысли в голове метались, крутились, сплетались между собой, образовывая тугой клубок, который, казалось, распутать было уже невозможно. Берггрен чувствовал, что снова теряет самообладание, потому вновь делает глубокий вдох и выдох, что, разумеется, ему особо не помогает. Он проходить чуть вглубь богорощи, останавливаясь буквально в паре десятков метров от старинного дуба, тянущего свои толстые корни через практически всю богорощу. Фир давно работает над новым узором. Немного сосредоточевшись, он не торопясь вытягивает из потока одну нить за другой, вычерчивая замысловатый узор по частям — сначала его основу, комбинации разных известных узоров, а затем добавляя все новые и новые элементы. Совсем недавно о части из них он вычитал в лианфирской библиотеке, но пока толком не понимал, как использовать эти знания. Первая попытка провалилась, когда нить легла недостаточно ровно. Теперь все придется начинать сначала. Рассерженный, Аннар начинает сначала. Его эмоциональное состояние ни коем образом не помогает в столь кропотливой работе, но и стоять без дела фир не был намерен. Вновь он сплетает сначала корпус узора, и дальше медленно добавляет новые фрагменты, вытягивая правильные нити. В конечном итоге, его снова ждет неудача.
   Поддавшись эмоциям, Берггрен со всей силой ударяет по стоящему рядом высокому камню. Физическая боль на мгновение становится лекарственным средством, притесняя боль эмоциональную, и дает толчок к тому, чтобы фир немного успокоился. Потирая содранные костяшки пальцев, он ходит от одного дерева к другому, полностью погрузившись в свои мысли. Он понимает, что нельзя поддаваться эмоциям. Он всегда умел сдерживаться, так почему сейчас все выходит из под контроля? За своими мыслями он сначала и не услышал звук приближающихся шагов, а когда все же обратил на них внимание, обернулся и увидел ту, кого здесь увидеть и не думал, — Ваше Величество, какой приятный сюрприз, — Аннар низко поклонился королеве в знак уважения и приветствия, и попытался вспомнить, было ли упоминание о ее прибытии сегодня в замок Силькеборга. По крайней мере самому мужчине об этом известно не было, — Прошу прощения, что не встретил Вас в доме. Честно говоря, мне даже не доложили о вашем прибытии, — Берггрен спрятал поврежденную руку за спину, чтобы не смущать Хейлсинд, хотя был вполне уверен, что женщина видала в своей жизни куда худшие вещи, — Что привело Вас в Силькеборг, миледи?

+3


Вы здесь » Kelmora: End of the era » Hot that even dragons burned » it's peaceful in the deep [03.05.1246]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC